nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И В ИСКУССТВЕ

ИСТОРИЯ КСЕНИИ ГОДУНОВОЙ, ПЕЧАЛЬНАЯ И ПОУЧИТЕЛЬНАЯ

Часть 2.

        В течение всего семнадцатого века у русских царевен не было никаких шансов устроить личную жизнь.Дело в том, что потенциальный жених должен был соответствовать двум основополагающим требованиям: во-первых, он должен был быть равен невесте по статусу, то есть иметь королевское происхождение, а во-вторых быть православного вероисповедания. Если первый пункт был вполне выполним, поскольку в Европе всегда было достаточно холостых принцев, то второе условие оказывалось абсолютно недостижимым, ведь все остальные страны были либо католическими, либо протестантскими (и это не упоминая о мусульманском Востоке).
        Борис Годунов оказался менее упертым в этом отношении, и начал подбирать для дочери жениха, принадлежавшего к одному из европейских королевских домов. Первым кандидатом в мужья Ксении Годуновой оказался принц Густав Шведский, сын шведского короля Эрика XIV. Вообще-то Густав был не совсем законным сыном шведского короля, поскольку с его матерью, Карин Монсдоттер, бывшей трактирной служанкой, Эрик заключил брак уже после рождеия Густава. А Борис обещал дать ему в удел Калугу, поскольку одно из требований к жениху заключалось в том, что Ксения должна остаться жить на родине: «у светлейшего великого князя одна только дочь наша государыня, отпускать её как-либо нельзя».
           Густав приехал в Москву в 1598 году: "На границе, в Новегороде, в Твери ждали Густава сановники царские с приветствиями и дарами; одели в золото и в бархат; ввезли в Москву на богатой колеснице; представили Государю в самом пышном собрании Двора. Поцеловав руку у Бориса и юного Феодора, Густав произнёс речь (зная Славянский язык); сел на золотом изголовье; обедал у Царя за столом особенным, имея особенного крайчего и чашника. Ему дали огромный дом, чиновников и слуг, множество драгоценных сосудов и чаш из кладовых Царских; наконец Удел Калужский, три города с волостями, для дохода. Одним словом, после Борисова семейства Густав казался первым человеком в России, ежедневно ласкаемый и даримый..."
          Однако позднее у потенциальных родственников сложилось не самое приятное впечатление о Густаве  Он оказался любителем разгульной жизни, по слухам привез с собой любовницу Бритту Перссон Карт (или она приехала позже вместе с их четверыми общими детьми). Но самое главное, он отказался переходить в православие. В итоге Борис разорвал помолвку, и отослал Густава в Углич, дав, впрочем, довольно приличное содержание (видимо и на подружку хватило).
        После неудачи со шведами, Борис Годунов обратил свой взгляд в сторону Священной Римской империи, затеяв переговоры о браке Ксении с семейством Габсбургов.Осенью 1599 года к Максимилиану, брату императора Рудольфа II было отправлено посольство во главе с дьяком А. Власьевым. Переговоры о сватовстве начались в городе Пльзень.
        Русская сторона требовала полной конфиденциальности, но родственники императора заявили о необходимости посоветоваться с королем Испании Филиппом II и королем Польши Сигизмундом III. Рудольф II, персонаж довольно эксцентрический, подумывал даже о том, чтобы самому, жениться на дочери «московита», тем более что в качестве приданного предлагалось на сей раз Тверское княжество (в «вечное владение») и очередной раздел Польши. Но даже Рудольф не мог бы бросить свою Священную Римскую империю и переехать из Праги в Московию на ПМЖ.
        Однако, переговоры с Габсбургами продолжались, и на сей раз в центре обсуждения оказалась кандидатура эрцгерцога Максимилиана Эрнста Австрийского из штирийской ветви Габсбургов (он был сыном Карла II Австрийского, кузеном императора и братом польской королевы Анны). В данном случае все застопорилось из-запроблемы вероисповедания, так что и этот вариант оказался неудачным (можно представить, как Борис утешал Ксению: «Ничего, доча, не расстраивайся, найдем тебе жениха, самого лучшего найдем!»)
        И нашел! Счастливцем оказался принц Иоганн Шлезвиг-Гольштейнский брат датского короля Христиана IV, которого в России стали называть «герцог Ганс» или «Иоанн королевич». Иоганн прибыл в Россию в 1602 году, выслушал требования будущего тестя, и счел, что его все устраивает. Он согласился стать русским удельным князем и не увозить жену в Данию, а также принять русские обычаи и уклад жизни, что он стал усердно изучать.
        Надо полагать, что дело было не в том, что Иоганн заочно влюбился в Ксению (невесту он видел только на портрете) и был готов на все, чтобы остаться с ней. Судя по всему, он прекрасно понимал, что поскольку он является всего лишь братом короля, уже имеющего собственного наследника (у датского короля Христиана было шестеро детей в первом браке и десять во втором, морганатическом) , в его родной стране никаких перспектив у него нет. А жизнь в России в качестве царского зятя может открыть кое-какие любопытные возможности.
     Но Годуновы искренне радовались удаче и считали Ксению почти женой датского принца: «царь Борис изъявлял чрезвычайную радость; царица и молодая княжна видели герцога сквозь смотрительную решетку, но герцог их не видел, ибо московиты никому не показывают своих жен и дочерей и держат их взаперти».
        Современники утверждали, что принц «весьма понравился самой дщери и родителям её, царю и царице, и всем придворным, кто видел его, потому что был не только благороден и богат, но и был молод, а главное настоящий красавец и большой умница. Царь и царица весьма полюбили его и ежедневно принимали его во дворце, желая устроить брак».
        Перед свадьбой Ксения с семьёй отправилась на богомолье в Троице-Сергиеву лавру, где согласно летописным источникам «Борис с супругою и с детьми девять дней молился над гробом Св. Сергия, да благословит Небо союз Ксении с Иоанном».
        Все перевернулось в один момент, когда Иоганн неожиданно заболел. В источниках его болезнь именуется «горячкой», но под этим можно подразумевать все, что угодно, любую болезнь, которая сопровождается высокой температурой. Возможно, это была какая-то инфекция, котрую не умели определять и, тем более лечить, царские лекари. А возможно, жениха Ксении отравил кто-то из придворных, преданных Марии Нагой, тайно ненавидевших Годуновых и считавших их узурпаторами,
      Иоганн умер 29 октября 1602 года в Москве Он так и не увидел свою невесту. Как назидательно писал об этом хроникер: «привезен был из другой земли жених, сын одного дружественного ему короля, но брак не состоялся: Бог не соблаговолил исполниться намерению людей». Борис сам сообщил Ксении о смерти жениха, сказав: «Любезная дочь! твое счастие и мое утешение погибло!» После этих слов Ксения испытала шок и вполне объяснимо потеряла сознание.
         Однако Годунов довольно быстро оправился от этого удара судьбы, и, совершенно не намереваясь, щадить чувства дочери, успевшей полюбить датского принца («Милый мой жених, прекрасный королевич, не мне ты достался, не своей невесте – а темной могилке на чужой сторонке…»), тотчас начал искать ей нового жениха.
         Следующее посольство во главе с думным дворянином Михаилом Татищевым Годунов отправил в Грузию  в 1603 году к грузинскому царевичу Хозрою. Предполагалось также, что брат Ксении, Федор Борисович женится нацаревне Елене. Царевич Хозрой уже собирался выехать в Москву, но его задержали волнения в Дагестане, очевидно, после этого ему уже было не до женитьбы.
         В том же 1603 году Борис решил попробовать и запасной вариант, предложив руку дочери одному из кузенов датского короля Христиана IV. Русские послы в Дании обратились к шлезвигскому герцогу Иоанну, чтобы один из его сыновей, Фредерик или Альберт, женился на Ксении, переехал в Москву и стал удельным князем. Иоанн, в свою очередь, предлагал им третьего сына Филиппа, герцога Шлезвигского, который не возражал против переезда.
        Переговоры были в самом разгаре, когда в России началась смута, а на политическом горизонте возник Лжедмитрий. В итоге, все пришлось свернуть, поскольку в такой ситуации Борису уже нечего было предложить заморским женихам.
        По слухам, последним потенциальным женихом Ксении был боярин Петр Басманов, человек, которому царь доверял. Ему Борис пытался предложить руку своей дочери, возможно, чтобы как-то обезопасить ее в начале смутного времени. Все-таки он любил своих детей. Но в апреле 1605 года Борис Годунов умер от апоплексического удара в возрасте 53 лет. И его семья осталась абсолютно беззащитной перед грядущими потрясениями.

Продолжение следует…
Tags: женщины, истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments