nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И В ИСКУССТВЕ

ЕВФРОСИНЬЯ ПОЛОЦКАЯ И ЕЕ КРЕСТ

Часть 3.

       В 1161 году Евфросиния, которая еще раньше создала в Полоцке иконописную и ювелирную мастерские, заказала местному ювелиру Лазарю Богше изготовить напрестольный крест для Спасского собора.
        Имя ювелира известно поскольку он сам выгравировал его на одной из золотых пластинах, украшавших крест: «Г[оспод]и, помози рабоу своему Лазорю, нареченомоу Богъши, съделавшемоу крьстъ сии црькви стаго Спаса и Офросиньи».
        Вероятно, Лазарь Богша был выходцем из Юго-Западной Руси. Имя Лазарь он получил при крещении, а прозвище Богша скорее всего было сокращением от его славянского языческого имени Богуслав.
        Неизвестно, где он учился ювелирному делу, но уровень его мастерства был настолько высок, что можно предположить даже, что он учился у византийских мастеров в Константинополе. Руку Лазаря Богши можно увидеть еще в нескольких ювелирных произведениях соответствующего периода, выполненных в технике перегородчатой эмали, например, медальон барм из Киевского клада 1824 года.
Техника перегородчатой эмали, которую применяли по большей части для изделий из золота, отличалась необычайной сложностью и требовала от мастера большого умения и опыта. Для изготовления объекта на тонкой золотой пластине оттискивали углублённый контур будущего изображения. Затем, внутри него напаивались тонкие золотые нити, образовывавшие перегородки. Лоток с перегородками заполнялся стеклянными массами разных цветов и обжигался в печи. Кроме более распространенных синей, красной, белой и зелёной эмалей, русские мастера использовали также редкие пурпурную, голубую и темно-жёлтую эмали. Завершалась работа тщательной полировкой готового изделия.
         Напрестольный крест (то есть алтарный, хранящийся на престоле в алтаре храма) Евфросинии Полоцкой был изготовлен в виде шестиконечного патриаршего (или архиепископального) креста, который иногда путают с лотарингским. Разница заключается в том, что у лотарингского поперечные перекладины располагаются на равном удалении от концов вертикали, а у патриаршего обе перекладины сдвинуты к верхней части вертикали. Верхняя, более узкая перекладина представляет собой titulus, то есть доску для надписей, введенную по распоряжении Понтия Пилата.
         
        Крест имел высоту 51,8 см, длина верхнего перекрестия составляла 14 см, анижнего21 см. Основа реликвиибыла выполнена из кипариса. К его передней и обратной поверхностям прикреплены 21 золотая пластина, а к боковым – 20 серебряных пластин. Крест был декорировал драгоценными камнями и чеканным орнаментом, а край передней стороны креста обрамляла нить жемчуга.
        Пластины передней стороны представляют великий, или расширенный деисус. На верхних концах креста размещены поясные изображение Иисуса Христа, Матери Божьей и Иоанна Предтечи; в центре нижнего перекрестия — четыре евангелиста; на его концах — архангелы Гавриил и Михаил, в нижней части креста, после перекрестия — изображения святых Ефросинии Александрийской, Софии и великомученика Георгия (покровителей заказчицы и её родителей).
       В верхнем перекрестии прикреплен небольшой четырёхконечный, а в нижнем — шестиконечный кресты. На обратной стороне креста представлены образы отцов церкви: святых Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Назианзина, апостолов Петра и Павла, первомученика Стефана, великомучеников Димитрия Солунского и Пантелеимона. Над каждым изображением сделаны надписи греческими и славянскими буквами.
        Крест был выполнен как мощевик: в его середине, в пяти квадратных подписанных гнездах находились реликвии: фрагменты Креста Христова с каплями его крови, камень из гробницы Божией Матери, частица от Гроба Господня, частицы мощей святых Стефана и Пантелеимона, кровь святого Димитрия.Предполагается, что эти священные реликвии были присланыдля Евфросинии из Константинополя (похоже, у нее действительно были родственные связи с Комнинами).
        На боковых торцах креста по спирали в два ряда ювелир поместил следующую надпись:
«Вълѣ[то] 6000 и 669 покладаетьОфросинья чьстьныи кр(е)стъ въ манастыри своемь въ ц(е)ркви С(вя)т(о)го Сп(а)са. Чьстьное дрѣвобесцѣньно есть, а кованье его злото, и серебро, и камѣнье, и жьнчигъвъ 100 гривнъ, а др[ѣво] 40 гривнъ.
Да нѣизнесѣться из манастыря никогда же, яко ни продати, ни отдаті, аще се кто прѣслоушаеть, изнесѣть и от манастыря, да не боудиемоупомощникъчьстьныикр(е)стъ ни въсьвѣкъ, ни въбоудщии, и да боудетьпроклятъ С(вя)тою Животворящею Троицею и с(вя)тымиотци 300 и 18 семиюсъборъ с(вя)тыхъ от(е)ць и боудиемоу часть съИюдою, иже прѣда Х(ри)с(т)а. Кто же дрьзнетьсътвори с[ие], властелинъ или князь, или пискоупъ, или игоумѣнья, или инъкоторыи любо ч(е)л(о)в(е)къ, а боудиемоу клятва си. Офросинья же раба Х(ри)с(то)ва, сътяжавъшикр(е)стъ сии, прииметьвѣчную жизнь съвсѣ[м]и с[вятыми]»
       Из всего этого древнерусского текста можно сделать следующие выводы:
·        крест был закончен в 6669 году от Сотворения мира, то есть действительно в 1161 году (6669 – 5508 = 1161);
·        материалы для работы обошлись в 140 гривен (для 12 века это астрономическая сумма, поскольку доход всего Полоцкого княжества за год не превышал 40 гривен), а священные реликвии, естественно, бесценны;
·        на крест было наложено настоящее заклятие, грозящее всяческими неприятностями тому, кто посмеет изъять реликвию из монастыря, куда его вложила преподобная Евфросиния. И надо признать, что это совсем не было лишним, хотя и не сработало в конечном итоге.
      Крест спокойно хранился в Полоцке чуть больше полувека. Затем в 1222 году город был захвачен смоленским князем Мстиславом Давыдовичем, который и перевез трофей в свой Смоленск. Там он находился до начала 16 века. Вещь считалась настолько ценной, что в 1495 году в Смоленске даже сделали его копию, чтобы не опускать его в воду при водосвятии.
        В 1514 году великий князь Василий III, захватив Смоленск, вывез крест в Москву. Как большая драгоценность и военный трофей реликвия попала не в митрополичью, а в царскую казну и употреблялась в богослужениях редко по самым большим праздникам. Кроме того, в Москве крест был реставрирован.
       Иван Грозный, человек не столько набожный, сколько суеверный, был убежден в существовании особой волшебной «крестной силы» полоцкого креста. Поэтому он взял его в поход на Полоцк в 1563 году. Судя по всему, он поклялся, что вернёт крест на прежнее место в случае победы, что и исполнил, как об этом свидетельствовал летописец:
      «Когда же боголубезный царь и великий князь, мысля итти на оступниковкрестианския веры на безбожную Литву, бе же тогда в его царской казне крест полотцкий, украшен златом и камениемдрагим ... Нецыи же поведают: впрежнии некогда смолняне и полочанедержаше у себя государей князей по своим волям, и меж себя смолняне с полочаны воевахуться, и тот крест честный смолняне в Полотцку взяша в войне и привезоша в Смоленск; егда же благочестивый государь князь Великий Василий Иванович вся Русии вотчину свою Смоленск взял, тогда же и тот честный крест во царствующий град Москву привезен. Царь же и великий князь тот крест обновити велел и украсити. И тот крест взя с собою и, имея надежу на милосерднаго Бога и на крестную силу, победити враги своя, еже и бысть…»
        Когда в 1579 году Полоцк был захвачен войском Стефана Батория, монахи спрятали крест (куда именно, летописи не уточняют), но реликвию от грабежа они уберегли. После того, как крест был снова обретен, его перенесли в Софийский собор Полоцка. После Брестской церковной унии он был передан униатам, но они почитали реликвию также, как и православные.
Еще почти 250 лет прошли для креста Евфросинии относительно спокойно, пока Наполеон не начал свою военную компанию. Тогда крест просто вмуровали в стену, чтобы спрятать (очень может быть, что от Стефана Батория его прятали точно также)
        В 1839 году, когда уния была ликвидирована, реликвия снова вернулась к православным. В 1841 году епископ Василий Лужинский возил крест в Москву и Петербург для поклонения. После пребывания в Москве и Петербурге реликвия была возвращена в Полоцк и помещена в Спас-Преображенском соборе Спасо-Ефросиньевского монастыря (то есть крест наконец-то вернулся в храм для которого его и изготовили).
      Прошло еще около восьмидесяти лет, и у креста Евфросинии началась новая жизнь, ведь в России произошла революция. А в 1922 году в Мюнхене один из крупнейших русских историков, Евгений Францевич Шмурло, издал масштабный труд «История России 862-1917», где был приведен список  из 12 самых выдающихся памятников духовной культуры Киевской Руси. Крест святой Евфросинии был безоговорочно  включен в этот список наряду со «Словом о полку Игореве», Дмитриевским собором во Владимире и Печерским патериком.

Продолжение следует…
Tags: декоративно-прикладное искусство, женщины, истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments