nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

СВЯТАЯ ФЕВРОНИЯ И ПЕТР, ЕЕ БЛАГОВЕРНЫЙ…

Часть 2.

Судя по всему, Феврония действительно была провидицей, или же она владела техникой холодного чтения, а возможно просто на личном опыте знала, что затащить мужика под венец не так-то просто. А посему она подстраховалась. Она передала для князя небольшую плошку с самым обычным квасом, дунула на нее и сказала: «Пусть истопят князю вашему баню, пусть он помажет этим все тело свое, где есть струпья и язвы. А один струп пусть оставит непомазанным. И будет здоров!» (точно, это была не проказа, ее без антибиотиков не вылечить).

Князь Петр отправился в баню, а пока он лечился и парился, решил еще немного поразвлечься, и, так сказать испытать Февронию, проверив, настолько ли она умна, как это кажется:

«…Послал он к ней с одним из своих слуг небольшой пучок льна, говоря так: «Эта девица хочет стать моей супругой ради мудрости своей. Если она так мудра, пусть из этого льна сделает мне сорочку, и одежду, и платок за то время, пока я в бане буду»…»

Для девицы Февронии все эти логические игры были детской забавой, так что нисколько не задумываясь, она ответила слуге:

«… «Влезь на нашу печь и, сняв с грядки поленце, принеси сюда». Он, послушав ее, принес поленце. Тогда она, отмерив пядью, сказала: «Отруби вот это от поленца». Он отрубил. Она говорит ему: «Возьми этот обрубок поленца, пойди и дай своему князю от меня и скажи ему: за то время, пока я очешу этот пучок льна, пусть князь твой смастерит из этого обрубка ткацкий стан и всю остальную снасть, на чем будет ткаться полотно для него»…»

Князь понял, что ему попался равный соперник, и пошел на попятную, передав Февронии через слугу свой ответ:

«…Пойди скажи девушке, что невозможно из такой маленькой чурочки за такое малое время смастерить то, чего она просит!»

На что Феврония ответила, не задумываясь:

«А это разве возможно — взрослому мужчине из одного пучка льна, за то малое время, пока он будет в бане мыться, сделать сорочку, и платье, и платок?»

В житие сказано, что князь весьма дивился, услышав этот ответ, что однозначно уличает его в мужском шовинизме, поскольку он явно не предполагал, что девушка может быть нисколько не глупее и даже умнее и находчивее его, такого умного, знатного и крутого.

В тех русских сказках, в которых чувствуется сюжетная связь с историей Петра и Февронии, девушку иногда подвергают еще нескольким интеллектуальным испытаниям, заставляя, например, явиться на княжеский двор одновременно одетой и раздетой (проблема решается наматыванием на голое тело рыболовной сети), одновременно не пешей и не в повозке (в возок запрягается совершенно не подходящее для этого существо – свинья, например, либо дрессированный заяц, либо героиня едет верхом на нем), и с подарком и без него ( роль подарка выполняет живая птичка, которая улетает, когда девица протягивает руку с ней к князю).

Как бы там ни было, излечившись, князь Петр не сдержал слово, и вместо того, чтобы официального предложить руку и сердце девушке, которая справилась с его недугов, радостный вскочил на коня и ускакал в свой родной Муром.

Однако, оставленный непомазанным струп сделал свое дело, и очень скоро Петр был вынужден вернуться в деревню Ласково к знакомому дому, где Феврония уже его поджидала:

«…И опять возвратился князь на испытанное лечение к девушке. И когда пришел к дому ее, то со стыдом послал к ней, прося исцеления. Она же, нимало не гневаясь, сказала: «Если станет мне супругом, то исцелится». Он же твердое слово дал ей, что возьмет ее в жены. И она снова, как и прежде, то же самое лечение определила ему…»

Странно, что муромские квас и баня на его болезнь не подействовали, ведь наверняка он пробовал заниматься самолечением. Вероятно, все дело было в том заговоре, которой Феврония произнесла над плошкой с квасом и в волшебной силе ее дуновения. Но теперь после окончательного выздоровления Петр уже не решился обмануть девушку еще раз, и как и обещал, женился на ней. Вероятно, венчались они в ее родной деревне, поскольку в Муром он уже приехал с молодой женой:

«…Он же, быстро исцелившись, взял ее себе в жены. Таким-то вот образом стала Феврония княгиней. И прибыли они в вотчину свою, город Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божиих заповедей…»

На этом можно было бы сказать «тут и сказочке конец», но история имела свое продолжение.

Трудно сказать, насколько князь Петр был счастлив в этом браке. По большому счету, Феврония женила его на себе не совсем добровольно, но и он тоже был не совсем прав. Если не хотел жениться на целительнице, искал бы себе еще какого-нибудь лекаря, монаха и/или старца желательно.

Но Феврония была умна, темпераментна, красива, да еще и знала толк в модных тогда интеллектуальных играх. Так что у князя были все шансы на счастливую семейную жизнь.

Как раз в это время его старший брат Павел вместе с супругой и прочими родственниками куда-то делся (куда именно в жизнеописании не уточняется вроде бы просто умер), и Петр стал князем Муромским на абсолютно законных основаниях. Даже если у Павла были сыновья, в Древней Руси в вопросах престолонаследия действовало так называемое «лествичное право», когда наследником оказывался не старший сын умершего, а его младший брат, и только после того, как из жизни уходили все братья, престол переходил к следующему поколению, и также через него проходили все наследники мужского пола. Это была жутко запутанная система, и к тому же внебрачные отпрыски тоже имели какие-то права и путались между законными сыновьями и внуками

Есть у меня, правда, подозрение, что на самом деле, убил Петр вовсе не змия, а своего брата Павла, чтобы получить и княжеский престол поскорее и, возможно, вдову-красавицу заодно. Но потом началась эта история с кожной болезнью, Петр понял, что это недобрый знак, данный свыше, отослал княгиню в монастырь, а сам отправился лечиться в Рязанскую землю. И бояре, похоже, его поддержали, а он чувствовал себя зависимым от них. И в таком случае, дальнейшая часть истории становится более понятной.

Бояре не приняли новую княгиню, причем как утверждает автор жития, все дело было совсем не в том, что они боялись утратить свое влияние на князя, и не в том, что молодая княгиня могла добиться того, чтобы на ключевые должности муж поставил лояльных ей людей. Они лицемерно прикрылись снобистскими высказываниями своих жен:

«…Бояре, по наущению жен своих, не любили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению своему; Бог же прославил ее ради доброго ее жития…»

Первую атаку на княгиню Февронию они предприняли однажды на пиру. Кто-то из слуг, явно надоумленных боярами, доложил князю:

«Каждый раз… окончив трапезу, не по чину из-за стола выходит: перед тем, как встать, собирает в руку крошки, будто голодная!»

Петр немного удивился и попросил супругу, чтобы в следующий раз она села обедать с ним за один стол. После трапезы, когда Феврония действительно собрала крошки хлеба в руку. Петр, возмущенный таким проявлением плебейства за своим аристократическим столом, заставил супругу руку разжать, и застыл пораженный, поскольку в ее руке были не остатки трапезы, а «благоухающий ладан и фимиам» (рукава у женских нарядов были широкие и многослойные в те времена, а крошки Феврония обычно скармливала своему дрессированному зайцу, он привык к этому). Но после этой истории Петр перестал испытывать свою жену.

Продолжение следует…

Tags: женщины, истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments