nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ИМПРЕССИОНИСТЫ В ЦИРКЕ ФЕРНАНДО

           Начнем с того, что, когда в 1875 году в Париже на бульваре Рошешуар открылся цирк Фернандо Вартенберга, его постоянными посетителями стали многие художники, независимо от их стилистических пристрастий. Цирк Фернандо писали не только Ренуар и Дега, но также и Сёра, и Леже, а более всего – Тулуз-Лотрек. Но первыми вдохновились всеми противоречиями цирковой жизни именно импрессионисты, Эдгар Дега и Пьер Огюст Ренуар.

Совсем не трудно представить, почему французские импрессионисты и постимпрессионисты так любили подобные зрелища. С одной стороны цирковой мир, яркий и непредсказуемый давал прекрасный толчок вдохновению художника, который мог найти на манеже и необычные впечатления, и красоту, и трагизм, и всю полноту человеческих эмоций и характеров. К тому же цирковой «полусвет» предоставлял огромные возможности для выбора моделей для самых разных художественных замыслов:

«…Импрессионисты увидели и почувствовали в цирковых артистах, в их искусстве, в их трюках подлинную жизнь, полную труда и постоянного риска. Пестрый мир арены и кулис, красочный калейдоскоп с вихрем меняющихся цирковых номеров, где артисты, животные, звуки музыки и одобрительный или возмущенный шум зрительного зала причудливо и разнообразно сочетались с тем, что существовало за сценой и так напоминало жизнь самих художников…»

Примерно в 1878-79 годах Дега пишет картину «Мадемуазель Лала в цирке Фернандо», а Ренуар «Юных акробаток в цирк Фернандо». Искусствоведы часто утверждают, что первым к этой теме обратился Дега, что в принципе, логично, поскольку тема цирка вполне соотносится с увлечением художника балетным закулисьем и скачками. Но с другой стороны, Ренуар в своей картине ставит свои собственные задачи, так что, картины написанные в одно и то же время радикально отличаются дуг от друга, и при этом максимально отражают творческую индивидуальность каждого из художников.

Дега, начав работу над своей композицией, изначально поставил перед собой исключительно сложную и нетипичную техническую задачу: показать гимнастку с необычного ракурса, словно глазами зрителя, сидящего внизу и восторгающегося смелым трюком циркачки.

Блестящему исполнению задуманного предшествовала тщательная подготовительная работа. Это только кажется, что импрессионисты, как они это декларировали, просто брали кисть и краски и с лету набрасывали свои непосредственные впечатления от окружающей действительности. На самом деле Дега начал работу над полотном с тщательного анализа архитектурной конструкции циркового купола. Сохранился рисунок, который в настоящее время хранится в Художественном институте Барбер в Бирмингеме, на котором изображена подробная штудия этой части здания цирка. Можно только восхищаться тем, какая исключительная точность лежит в основе дерзких новаций Эдгара Дега.

Итак, большую часть полотна действительно занимает огромный и яркий, красно-золотой купол циркового здания. Фигуру мадемуазель Лала, одной из самых ярких звезд труппы Немецких странствующих акробатов, Дега сдвигает в правый верхний угол картины. Девушка выполняет очень опасный и эффектный трюк: зажав в зубах мундштук, закрепленный на тросе, без всякой страховки (на ее поясе не закреплена лонжа) и не касаясь руками этого троса, девушка повисла под самым куполом. Посетитель картинной галереи действительно видит артистку также, как и зрители в самом цирке, - «собранную, с напряженно скрещенными ногами и раскрытыми для баланса, как крылья у птиц, руками». Девушка одета в бледно-сиреневый костюм с золотым шитьем, цвет которого вносит в общую яркую цветовую гамму необычный холодный оттенок.

Дега прорисовывает купол цирка с «пугающей чертежной точностью», превращая его в «жестокую среду обитания бесконечно одинокой циркачки, такой беспомощной в схватке с пустотой. Ее тело – литое, парящее и тяжелое одновременно – борется с пропастью, тревожно угадываемой внизу, куда, как в бесконечность, уходит перекинутый через блок канат, удерживающий гимнастку. Две части каната, разорванные рамой, кажутся пугающе разъединенными (блок – выше верхнего края картины и находится за ее пределами)».

Художник откровенно рассчитывал на то, что это полотно вызовет у зрителя взрыв эмоций. При этом лица циркачки зритель не видит, Дега сознательно деперсонализирует свою героиню, превращая ее в некий обобщенный образ человека, героически противостоящего враждебной среде.

Совершенно по-иному подходит к своим героиням Ренуар. На его картине мы видим двух девочек, которые уже закончили свой номер. Что это был за номер, не очень ясно. Судя по костюмам, почти таким же, как и у мадемуазель Лала, они тоже акробатки. С другой стороны оранжевые шары, которые мы видим в руках у старшей из девочек и на манеже, иногда трактуют как предметы для жонглирования, хотя скорее всего это все-таки просто апельсины, которые юным артисткам подарили после выступления.

Известно, что художнику позировали дочери Фернандо Вартенберга Франческа и Анжелина. Старшей, Франческе, 17 лет, она изображена справа, в профиль, благодарящей публику. Младшая, 14-летняя Анжелина смотрит прямо на зрителя, удерживая в руках подаренные апельсины. Несмотря на то. что юные циркачки уже не дети, Ренуар пишет молодых девушек таким образом, что их сценические костюмы скрывают все признаки юной женственности, и циркачки кажутся младше их реального возраста. У них взрослые прически и совершенно недетские сосредоточенные лица людей, профессионально занимающихся серьезным и опасным делом, сознающих эту опасность и знающих себе цену. При этом в позах героинь нет никакого напряжения, они спокойно смотрят на зрителей и с достоинством принимают от них знаки внимания. Видно, что девочкам очень импонирует внимание публики (и посетителей музея) и они охотно позируют перед зрителями.

Ренуар использует сильные и сочные цвета, среди которых доминирует особенно активный желтый цвет арены, выступающий в качестве фона. Нежно-розовые трико сестер перекликающиеся с их разрумянившимися лицами, золотистые ленты на головах, перехватившие густые и длинные каштановые волосы, кажутся почти кричащими. Но несмотря на эту яркость, краски тщательно согласованы и гармоничны, так что ни один сильный цветовой аккорд не выпадает из общего колористического и не режет глаз своей усиленной напряженностью. Атмосфера этой картины, которую принято считать групповым портретом девушек в цирковом интерьере, спокойна и празднична.

В принципе, можно сказать, что два художника увидели в одном и том же цирке и сходные и различные моменты: это и смелость трюков, и психологическая острота. Но Ренуар пишет своих героинь, Франческу и Анжелину Вартенберг, как милых девушек, обаятельные образы которых превосходно подчеркивают праздничность и красоту циркового представления, дающего людям отдых и радость. Дега же увидел и представил нам совсем другой мир цирка, опасный, полный драматической борьбы, а в чем-то даже трагический.

P.S. «Мадемуазель Лала в цирке Фернандо» Дега в настоящее время хранится в Лондонской национальной галерее, а «Юные акробатки в цирке Фернандо» Ренуара – в Художественном институте в Чикаго. До того момента эта картина находилась в частном собрании Берты Поттер-Палмер, которая в 1892 году приобрела полотно у знаменитого галерейщика Поля Дюран-Рюэля.

Миссис Поттер-Палмер так любила эту картин, что не могла с ней расстаться и всюду возила ее с собой несмотря на довольно значительные размеры (131.5х99.5 см). Так что шедевр Ренуара украшал стены самых роскошных номеров в отелях и замках Европы и Соединенных Штатов, которые снимала их хозяйка. И ее можно понять…

Tags: анализ, картины, художники
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Антуан Ватто. Урок любви. 1716-17 Однажды французского писателя и моралиста Жана де Лабрюйера спросили, чем женщины отличаются от мужчин. -…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Дж.Райт. Лейла Часть 2. Когда граф де Ферриоль и его воспитанница прибыли в Париж, то он сразу же передал девочку…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Шарль Андре Ван Лоо. Портрет мадам Помпадур в турецком костюме. 1747 Как-то раз французского философа и моралиста Себастьена-Рок-Никола Шамфора…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments