nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

АКТУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

СЕРГЕЙ ЩУКИН, ИВАН МОРОЗОВ И МУЗЕЙ НОВОГО ЗАПАДНОГО ИСКУССТВА БОРИСА ТЕРНОВЦА.

КАК ПОВЕРНУТЬ ВРЕМЯ ВСПЯТЬ?

Часть 1: ЩУКИН VS МОРОЗОВ

 

        Трагическая история художественных коллекций Сергея Щукина и Ивана Морозова, а также созданного на их основе после революции Музея Нового Западного искусства по-прежнему под самыми разными соусами всплывает в СМИ. Вообще, музейные проблемы редко становятся достоянием широкой публики, и, тем более, предметом широкого общественного обсуждения, но в этой истории есть нечто, что продолжает будоражить общество, и заставляет даже самых далеких от искусства людей задаваться вопросами, как это было тогда и почему нельзя все вернуть назад.
            В самом начале февраля тема снова всплыла в СМИ, на сей раз в виде декларативного утверждения, что в конце этого года из собраний Пушкинского музея и Эрмитажа подберут вещи из коллекции Щукина, чтобы представить их на тематической выставке в Париже. Самое обидное, что о том, чтобы показать эту коллекцию в таком виде в России, хотя бы в Москве, речь даже не заходила.
            Но раз эта тема периодически всплывает, значит, пришла пора поговорить о коллекциях Щукина и Морозова более подробно.
          До революции коллекционирование было очень распространено в среде богатейшего российского купечества, в этом С.И.Щукин и И.А.Морозов не были оригинальны, к тому же коллекционерами были очень многие их родственники. Но для собирательства они выбрали область, недоступную в то время большинству даже очень состоятельных людей – современное им французское авангардное искусство. Чтобы успешно собирать такую коллекцию в России, нужны были не только деньги, но также и возможность регулярно бывать в Париже, поддерживать личное знакомство с художниками, а, главное, иметь хорошие отношения с арт-дилерами, которые всегда стремились обмануть незадачливого богача и подсунуть ему дешевку вместо шедевра.
          У всех на слуху тогда была печальная история родного брата Сергея Щукина, Ивана который умер в Париже без гроша в кармане среди огромного собрания поддельных картин, которые ему продавали за огромные деньги недобросовестные посредники.
     В выборе картин для своих собраний и С.Щукин, и И.Морозов руководствовались, прежде всего, собственной интуицией, как правило, они игнорировали мнения друзей-искусствоведов, торговцев и даже самих художников. И если Морозов хотя бы имел минимальную художественную подготовку: в детстве он брал уроки живописи у нескольких профессиональных художников, в том числе и у Константина Коровина, то Щукин был в полной мере дилетантом в мире искусства, зато его интуиция творила чудеса. В коллекции Морозова еще можно было встретить работы  третьеразрядных художников, чьи имена сейчас не помнят даже специалисты, но у Щукина всегда были стопроцентные попадания, и это при том, что он открывал гениев чуть-чуть раньше, чем их признавала понимающая публика и специалисты. Это он первым привез в Россию и Пикассо, и Матисса, и Дерена.

           

          Следует заметить, что оба коллекционера прежде всего были деловыми людьми, и покупка картин для них являлась одним из актуальных способов вложения денег. И, надо признать, они не прогадали. Если бы в нашей стране не изменилась власть, и семьи Щукиных и Морозовых по-прежнему владели своими коллекциями даже в том виде, в котором они существовали в 1914 году, то современная их стоимость, вероятно, зашкаливала бы за несколько миллиардов, если учесть цены на импрессионистов и французский авангард 1900-1910-х годов на крупнейших аукционах последних лет. А ведь  в обоих коллекциях хранились лучшие работы Моне, Ренуара, Дега, Гогена, Сезанна, Тулуз-Лотрека, Ван Гога и т.д. и т.п.
         Среди современников к Щукину, Морозову и их коллекциям относились неоднозначно. Знатоки отмечали отличный вкус собирателей, но для художественной среды оба промышленника были прежде всего дельцами и дилетантами. В одной из статей начала ХХ века, посвященной собирательству в России, ее автор, известный критик и искусствовед, связанный с «Миром искусства», Дмитрий Философов сравнивал коллекционную деятельность Щукина и Морозова с подвижническим собирательством Павла Третьякова. Сравнение получилось не в пользу первых.
          Действительно, Третьяков изначально задумал составить наиболее полное собрание лучших произведений русского искусства и открыть общедоступную галерею. Его коллекция сразу подбиралась систематически, он активно консультировался у самых известных художников и искусствоведов своего времени, и вообще вел свою деятельность на научной основе. В итоге Москва получила первое и, возможно, лучшее собрание русской живописи в России (тем более что Третьяковская галерея была открыта в 1881 году, а аналогичный по тематике Русский музей в Петербурге только в 1898-м).
          Коллекции Щукина и Морозова подобной сверхзадачи не имели, оба промышленника совершенно не намеревались организовывать в России общедоступный музей современного искусства. И если Щукин еще открывал двери своего особняка для относительно широкого круга публики (его коллекцию все желающие могли увидеть по воскресеньям), то к собранию Морозова имели доступ только его близкие и очень узкий круг избранных друзей.
          Коллекционеры собирали то, что им нравилось, особо не заботясь о полноте представленных художественных направлений. Так ни у Щукина, ни у Морозова в коллекциях не было ни одной работы Эдуарда Моне. Щукин, видимо считал его недостаточно авангардным, а Морозов желал приобрести только пейзаж работы Мане, но случай ему не представился. Морозов обожал Пьера Боннара, и был одним из основных его покупателей, а Щукин Боннара не любил и не приобрел ни одной его картины, зато он скупал всего Моне, который попадался ему на глаза, а у Морозова было только пять полотен Моне. Вообще, коллекция Морозова была подобрана более систематически, зато Щукин всегда был в авангарде художественной моды. Оба коллекционера совершенно не интересовались графикой, вероятно, считая графические работы: рисунки, гуаши, акварели, не слишком подходящими для вложения денег. Скульптура (несколько работ А.Майоля) была только в коллекции Морозова.
          Коллекционирование – это настоящая страсть, своего рода безумие, и редко кто из истинных собирателей оставляет это занятие по собственной воле. Коллекции Щукина и Морозова вынужденно были законсервированы в 1914 году. Началась Первая мировая война, и промышленники потеряли возможность путешествовать по Европе. Вероятно, они еще надеялись, что война когда-нибудь закончится, и что вернется нормальный ход вещей, и они смогут продолжить свое любимое занятие. Но в 1917 году произошли известные события, и жизнь в России полностью изменилась…


Продолжение следует…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments