nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ ВАСИЛИЯ ВЕРЕЩАГИНА

Часть 25. Япония-1

        Василий Верещагин вернулся домой в Москву как раз к Рождеству 1902 года. Он не видел жену и детей почти целый год, и первое время был счастлив окунуться в спокойный и уютный домашний быт. Он  с удовольствием общался с детьми (сыну Васе тогда было уже десять лет, дочерям Ане и Лидочке-младшей соответственно шесть и четыре года), показывал им этнографически диковинки из своих коллекций и рассказывал о путешествиях. Он слушал игру Лидии Васильевны на рояле и наслаждался прочими прелестями супружеской жизни.
        Единственное, что слегка его напрягало, это была теща Пелагея Михайловна, дама яростно религиозная, которая чрезмерно активно внушала внукам основы православной веры. Василий вообще полагал, что детей не стоит воспитывать в вере, как это было традиционно принято в России в то время. Он считал, что главное – привить ребенку любовь к чтению, чтобы потом он сам смог двигаться в избранном направлении. «От учения тупеют, а от книг – развиваются, особенно в эти годы», - убеждал он жену.
        В общем, как обычно Верещагина хватило ненадолго. Он едва высидел дома около полугода, и опять засобирался в новое путешествие. И на сей раз это была Япония.
        Вообще, посетить Дальний Восток он собирался еще в 1874 года, после первой туркестанской выставки, но тогда он смог добраться только до Индии. Затем еще несколько раз у Верещагина возникали подобные планы, но по различным причинам поездка так и не состоялась.
        И вот, наконец, все совпало, и в августе 1903 года Василий Васильевич, радостно возбуждённый, сел на поезд Москва-Владивосток, который шел по транссибирской железнодорожной магистрали практически через всю Россию, по крайней мере через всю Сибирь.
        Поезда по этому маршруту и так шли более недели, но в 1903 году эта дорога оказалась еще более загружена, чем обычно. Через всю страну на Дальний Восток шли эшелоны с военной техникой, платформы с лошадьми и теплушки с солдатами. Россия откровенно готовилась к войне. И похоже, что неожиданно организовавшаяся поездка Верещагина на Дальний Восток была связана именно с предстоящей русско-японской войной. Иначе как объяснить, что человек, который всегда умел оказаться в нужном месте в нужное время, вдруг ни с того ни с сего перед началом военной операции оказывается именно в тех краях.
        В поезде Василий Васильевич свел знакомство с одним молодым англичанином из Новой Зеландии по фамилии Стюарт. Вроде бы его отправили в Россию в качестве репортёра, но он ни слова не знал по-русски, и поэтому постоянно оказывался во всяких дурацких ситуациях. Верещагин взялся его опекать и про себя даже стал называть «дитё»:
        «…Из всех спутников переезда из Москвы доехали до Владивостока только двое: я и прилепившийся ко мне англичанин из Новой Зеландии, каторга, как совершено безгласного, пришлось взять, мало сказать, под покровительство, вернее – в полную опеку, и, как дитё, всюду водить с собой, чтобы не оставлять его и в номере гостиницы, и на улице совершенно беспомощным…»
        В ожидании парохода в Японию Верещагин на несколько дней задержался во Владивостоке. Город произвел на него не самое благоприятное впечатление, тем более, что художнику было с чем сравнивать. Конечно, город был очень красив, его удачно расположили на сопках, окружающих гавань, однако мостовые были в ужасающем состоянии, все в ухабах (причем извозчики гоняли по ним с дикой скоростью), городской сад Верещагин обозвал убогим, местный музей – ничтожным, а базар – грязным.
      Верещагин и его протеже Стюарт остановились в самой большой гостинице, гордо именовавшейся «Гранд-Отель». В тот момент так собралось изрядное количество приезжих иностранцев, которые ожидали отправления поезда на Москву и очень беспокоились, что транспорт задерживается. На самом деле ничего страшного не случилось, на небольшом участке дороги размыло часть полотна, и аварию спешно ликвидировали, но поскольку в гостинице не было переводчика, постояльцам никто ничего не объяснял.
        Верещагин по доброте душевной помог еще одному англичанину в переговорах с администратором, после чего всех иностранцев, которые не могли доходчиво объяснить свои проблемы в силу незнания русского языка, стали направлять к художнику. Одному он объяснил ситуацию с отправлением поезда, другому помог снять комнату, третьего отвел в полицию, поскольку у него украли бумажник. Двум английским офицерам с крейсера «Глория» даже разъяснил, где можно разменять мексиканские доллары.
        Стюарта потом пригласили на эту «Глорию», там служили его знакомые. После визита на корабль он охотно поделился впечатлениями со своим русским другом, и добавил, что британцы жаждут, чтобы Япония задала русским хорошую встряску, а вот американцы полагают, что было бы неплохо, если бы русские как следует взгрели зазнавшихся японцев. Но общий смысл разговоров, которые вели в военных кругах западных стран сводилась к тому, что столкновение России и Японии на Тихом океане в любом случае приведет к ослаблению этих стран, что безусловно усилит влияние Великобритании и США в соответствующем регионе.
       Сам Верещагин был приглашен на российский флагманский крейсер «Россия». Встреча была теплой и дружеской, Верещагина очень уважали в офицерской среде, особенно среди моряков, которые считали его своим.
Наконец, Василий дождался судна, которое шло из Владивостока в порт Цуруги на острове Хонсю. Это был небольшой японский корабль «Айкоку-мару», не слишком комфортный, но зато довольно быстрый, поскольку доставил художника (и его новозеландское «дитё») в Японию менее, чем за двое суток.
        Перед поездкой Верещагин писал жене:
        «Я все еще не уехал, но завтра уезжаю наконец, и с нехорошим чувством, так как еду в страну, очень враждебно к нам настроенную… По газетам судя, в Японии часты собрания врагов России, требующих войны с нами, считая теперешний момент для открытия военных действий за наиболее удобный и подходящий… По всем отзывам, у Японии  и флот, и сухопутные войска очень хороши, так что она, нет сомнения, принесет нам очень много зла… У них все готово для войны…» (между прочим Верещагин собрал эту информацию и сделал из нее соответствующие выводы всего за несколько дней пребывания во Владивостоке).

Продолжение следует…
Tags: биографии, психология&психиатрия, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments