nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ДМИТРИЙ ЛЕВИЦКИЙ. СМОЛЯНКИ (СЕРИЯ ПОРТРЕТОВ ВОСПИТАННИЦ СМОЛЬНОГО ИНСТИТУТА)

Часть 1.

         В 1773 году в России с нетерпением ожидали визита Дени Дидро, одного из лидеров идеологии просвещения, философа, писателя и властителя умов, состоявшего в переписке с самой императрицей Екатериной II. Екатерина жаждала похвастаться перед заезжим гостем, каких реальных успехов она достигла в своей стране в деле практического внедрения философской концепции просветителей в жизнь (ох уж это «низкопоклонство перед Западом»!) В числе достижений предполагалось продемонстрировать месье Дидро и Смольный институт благородных девиц, и самих девиц, которые за несколько лет обучения уже должны были достичь совершенства в самых разнообразных областях наук и искусств, а также раскрыть свои актерские, вокальные и музыкально-исполнительские таланты, блистая на сцене, в концертах и постановках школьного театра. Вообще-то, как мне кажется, старого циника месье Дидро, прославившегося в свое время романом «Нескромные сокровища», написанном для любовницы, которая к тому же его и содержала,  и на пушечный выстрел нельзя было подпускать к юным и трепетным особам, не достигшим «возраста согласия». Но, императрице было виднее.
         Строительство Смольного монастыря было начато еще в 1744 году императрицей Елизаветой Петровной. Взойдя на престол, она пожелала  выстроить обитель на месте небольшого дворца при Смольном дворе, называвшегося«Смольный дом», где она иногда жила в юные годы, чтобы в старости удалиться туда на покой. Смольный дворец построил еще Петр I, название это произошло от Смольной деревни, находившейся рядом, где в то время стоял дегтярный завод. В монастырский комплекс должны были войти храм с домовыми церквями и самой высокой в Петербурге колокольней, а также институт для девушек из дворянских семей.
     Проект исполнил Бартоломео Растрелли (кто же еще!), разумеется, в роскошном барочном стиле, весьма гармонирующим со зданием Зимнего дворца. Смольный собор был заложен 30 октября 1748 года, затем, в мае 1751 года после укладки фундаментов всех остальных предполагавшихся сооружений, приступили к возведению стен. Однако вскоре строительстве пришлось приостановить, так как наелась война с Пруссией и средства, прежде выделение на строительство Смольного монастыря, пришлось употребить на военные цели. Так что Смольный монастырь достраивался уже при наследниках Елизаветы, Петре III, а затем и Екатерине II.
          Идея создать учебное заведение для девиц благородного происхождения также принадлежала еще Елизавета Петровне, но реализована была только Екатериной. Между прочим, вот здесь мы действительно оказались впереди планеты всей, поскольку это было не только в России, но и в Европе первое высшее учебное заведение для девушек.
        Первоначально Смольный институт именовался «Императорское воспитательное общество благородных девиц». Формально инициатором его создания считался Иван Бецкой, личный секретарь императрицы, а  Екатерина Вторая якобы лишь поддержала идею и  5 мая 1764 года подписала соответствующий указ, в котором задачи заведения были обозначены как необходимость «дать государству образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества».
         Впрочем, всем было ясно, что именно Екатерина, поклонница прогрессивных идей Монтеня, Локка и Фенелона, лично пожелала учредить учебное заведение  с соответствующими программами и воспитательными принципами.
      По уставу Смольного института девочки должны были поступать в институт в возрасте шести лет (и не старше) и оставаться там двенадцать лет (до достижения восемнадцатилетнего возраста), причём с родителей бралась расписка, что они не будут требовать своих дочерей назад ни под каким предлогом до истечения этого срока. Это был принципиальный и концептуальный момент, поскольку Екатерина полагала, чтоесли детей изъять на достаточно длительный срок из некультурной среды, а затемвернуть туда уже развитую и облагороженную девушку, то это будет способствовать смягчению нравов и дасть возможность создать «новую породу людей». Впрочем. в итоге, девушки, вышедшие из стен Института, зачастую оказывались совершенно неприспособленными к обычной нормальной жизни типичного дворянского общества, а со своими близкими потом вообще не могли найти общий язык, где уж там облагораживать нравы. Бедняжки искренне полагали, что за воротами Смольного их ожидает нескончаемый праздник и придворный бал в одном фолаконе.
Тем не менее, Сенату было предписано напечатать и разослать устав нового учебного заведения по всем губерниям, провинциям и городам, «чтобы каждый из дворян мог, если пожелает, поручить дочерей своих в младенческих годах сему учрежденному воспитанию». Всего в Смольном институтепредполагалось обучать 200 девиц.
         В 1765 году при Институте, изначально позиционированном как закрытое привилегированное учебное заведение исключительно для дочерей дворянской знати, открылось отделение «для мещанских девиц» (то есть для девочек недворянских сословий, кроме крепостных крестьян).
         Первоначально воспитанницы разделялись на четыре возраста:6-9, 9-12, 12-15 и 15-18 лет. Всем воспитанницам в учебном заведениишились специальные форменные платья, их цвета соответствовали возрастному статусу: у младших – кофейный цвет, далее – темно-синий, затем – голубой, и, наконец, старшие девушки носили белые платья. Коричневый цвет символизировал близость к земле и был практичен, поскольку маленькие девочки еще не отличались аккуратностью. Более светлые цвета символизировали возрастающую аккуратность и уровень образованности. Белые платья старших воспитанниц уже обозначали близкий выход в свет, первый придворный бал.замужество, и прочие прелести взрослой жизни.
        Девочки размещались в дортуарах по 9 человек, с ними неотлучно находилась приставленная к ним дама-воспитательница. Кроме того за ними надзирала еще и классная дама, то есть контроль был не менее жестким, чем в каком-нибудьмонастыре. Хотя девочки обоих «голубых» периодов  успешно находили возможности для организации всевозможных шалостей и безобразий.
Режим учебного заведения был тоже весьма жестким: подъем в шесть утра, шесть или восемь уроков ежедневно, присутствие на которых было обязательным, подготовка домашних заданий под жестким контролем воспитательниц, и практический полное отсутствие свободного времени и возможности уединиться.
        Кормили в Смольном тоже не слишком сытно. Институтские экономы, ведавшие хозяйством, безбожно воровали, и в итоге воспитанницы получали в качестве еды неудобоваримую бурду. Девочки побогаче могли официально оплачивать дополнительный утренний чай, который подавался в комнате воспитательниц, и неофициально давать деньги сторожу, который бегал в соседнюю лавочку за сладостями и приносил их в институт контрабандой, иногда даже за голенищами сапог. Самих учениц за ворота, конечно, никто не выпускал. Родители могли посещать их всего пару раз в год, и то это было возможно лишь для тех, кто жил в Петербурге. Остальные действительно могли не видеть своих дочерей весь период обучения.
        На занятиях главное внимание обращалось на Закон Божий и языки, русский и, особенно иностранные (немецкий и французский), им действительно обучали фундаментально. В программу входило также занятия по физике, астрономии, географии, математике, архитектуре, истории, музыке, танцам, рисованию, светским манерами  различным видам домоводства. Впрочем, обучение физики фактически сводилось к демонстрации занятных фокусов, а на уроках математики давали лишь самые основные знание по арифметике. Фактически воспитанниц обучали только языкам, танцам и рукоделию.
        Но главное внимание было обращено на нравственное воспитание, на создание из девочек тех самых «идеальных людей» по просветительской модели. Именно желание продемонстрировать Дени Дидро, как идет работа над формированием этих «идеальных» людей, и стало поводом заказать самому модному тогда петербургскому  портретисту Дмитрию Левицкому серию портретов первых воспитанниц Смольного института. Заказ этот исходил от Бецкого, однако, вероятно, идею высказала сама императрица. Бецкой, скорее всего, опять был здесь нужен в основном для официального оформления заказа.
        Вообще, считается, что серий портретов смолянок было две.Первая писалась в 1773-74 годах к приезду Дидро. В нее входят портрет Е.И.Нелидовой, и два парных портрета: Ф.С.Ржевской и А.М.Давыдовой и Е.Н.Хованской и Е.Н.Хрущовой
        Вторая серия относится к 1776 году. Она также заказывалась Левицкому Бецким и была приурочена к первому выпуску Смольного института. Эта серия содержит отдельные портреты троих лучших учениц:Е.И.Молчановой, Г.И.Алымовой и Н.С.Борщовой.
         Существует еще один портрет воспитанницы Смольного института также написанный Дмитрием Левицким. Это портрет А.П.Левшиной. Он был выполнен на год раньше, чем вторая серия, в 1775 году. В этом случае заказ был сделан лично императрицей. Иногда портрет Левшиной включают во вторую серию, но несмотря на явное стилистическое сходство с портретами смолянок 1776 года, он заказывался отдельно и фактически предшествовал портретам второй серии.


Продолжение следует…
Tags: женщины, истории, картины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments