nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

ФЕДОР СТЕПАНОВИЧ РОКОТОВ И ЕГО ТАЙНЫ
     О русских художниках 18 века, в сущности, известно не так уж и много, однако среди всех этих имен: Антропов, Матвеев, Аргуновы, Одольский, Левицкий, Боровиковский и т.д. и т.п. Федор Рокотов стоит особняком, и тайны, которые его окружают никак не находят своего объяснения.
      С искусствоведческой точки зрения с ним как раз все более-менее понятно: представитель нарождающегося классицизма (о чем свидетельствует камерность, лиричность и интерес к личности отдельного человека) с некоторым необходимым налетом барочности и даже редким обращениям к традициям рококо. Рокотов заложил основы русской портретной традиции, в которой доминирует психологическая характеристика персонажа. Его работы говорят сами за себя, и даже тот, кто никогда не интересовался живописью, узнает его манеру, слегка размытые контуры лица, как будто выступающего из тумана.
     Загадку представляет личность художника, его биография. Рокотов был лакомым кусочком для искусствоведов, поэтому можно гарантировать, что еще в советские времена были перелопачены тонны архивных документов, чтобы найти хоть какие-то документальные свидетельства, которые помогли бы составить его биографию.
      Федор Рокотов родился предположительно около 1735 года. То есть он был ровесником Дмитрия Левицкого. Известно, что жизнь свою он начал как крепостной в подмосковном имении князя Репнина. Что ж, бывает, для художника 18 века это вполне нормально. Но вольную он получил очень рано, причем если судить по некоторым документам, то к этой вольной прилагалось еще и дворянское звание. Его брат Никита Степанович Рокотов таких привилегий не имел, и был отпущен на свободу в достаточно зрелом возрасте при активной помощи Федора Степановича.
      Существует предполагаемый автопортрет Федора Рокотова 1757 года, традиционно он называется «Портрет молодого человека в гвардейском мундире». Можно представить крепостного, которого принимают в элитный гвардейский полк? Естественно, у исследователей сразу появилась версия, что Рокотов был бастардом самого князя Петра Ивановича Репнина. Но документальных доказательств этого, разумеется, нет, это только предположение. Хотя для той эпохи такие истории не редкость.
      Вообще, складывается такое впечатление, что Рокотов провел всю жизнь как законспирированный разведчик. Он писал весь цвет отечественной интеллигенции 18 века – литераторов Майкова, Сумарокова – у них ни в воспоминаниях, ни в заметках, нигде о нем ни слова. Даже Струйский – его близкий друг и поэт-графоман, готовый по любому поводу сочинять поэмы и оды, посвятил Рокотову лишь восторженные стихи, и ничего более конкретного.
    Предполагается, что Рокотов детство свое провел в усадьбе Репниных «Воронцово», затем был отправлен в Москву, где мог учиться в одной из иконописных мастерских. Затем очень возможно, что он учился в Петербургском шляхтском кадетском корпусе, что конечно подтверждает его дворянское (хотя и незаконное происхождение).
      Точно неизвестно, где Федор Рокотов учился живописи. История о его обучении в московской иконописной мастерской – это лишь предположение, доказательств которого нет. Самая ранняя работа Рокотова, которая известна исследователям – «Портрет молодого человека в гвардейском мундире» - датируется 1757 годом, автору примерно 22 года. А три года спустя Рокотов начинает профессиональное обучение в только что созданной Академии художеств. С учетом того, что туда в то время согласно уставу принимали детей и подростков, его зачисление в Академию было довольно странным событием.
      Есть факты, свидетельствующие о том, что о его зачислении в Академию распорядился сам ее первый ректор граф Шувалов. С Шуваловым вообще Рокотова связывали особые отношения. Шувалов хлопотал за художника при дворе, выбивал для него выгодные заказы, всячески помогал и покровительствовал. Очевидно, не без его помощи Рокотов получил статус официального придворного портретиста, должность в Академии, мастерскую с целым отрядом учеников, и, в конце концов, звание академика Академии художеств.
      Но вероятно, в определенный момент вся эта столичная шумиха стала достаточно утомительной для художника. К 1767 году Рокотов перебрался в Москву, купил дом на Старой Басманной улице, и писал портреты друзей в свое удовольствие. Кроме того он посещал Английский клуб, одним из учредителей которого являлся. И это еще один факт в пользу его незаконного дворянского происхождения: Английский клуб предназначался исключительно для дворян, и бывший крепостной никоим образом не мог бы его посещать, а тем более быть в числе его учредителей. Вероятно, для определенных московских кругов происхождение Федора Рокотова было секретом Полишинеля: все всё знали, но никто не болтал об этом вслух.
      В последние годы жизни у Рокотова начались проблемы с глазами, да и развитие художественного языка, а с ним и мода ушли далеко вперед, поэтому Рокотов мирно доживал свои дни в собственном московском доме на Старой Басманной улице в окружении племянников, сыновей своего брата Никиты, которых он, видимо, также как и брата выкупил из крепостной зависимости.
      Рокотов умер в 1808 году в приличном для того времени возрасте семидесяти с лишним лет и был похоронен на кладбище Новоспасского монастыря. После революции некрополь был разорен, и могила художника затерялась.
Tags: биографии, художники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments