nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

СОЛОМОН НИКРИТИН. СУД НАРОДА

         В зале Третьяковской галереи, посвящённом советскому искусству 1930-х годов, картина, о которой дальше пойдет речь, поначалу не привлекает внимания зрителя. Даже точно зная, где именно она находится, можно легко ее пропустить: размер небольшой, колорит довольно невнятный, композиция на первый взгляд статичная и невыразительная, но вот потом когда присмотришься повнимательнее, прочитаешь табличку с именем художника, названием картины и датой, начинает пробирать мороз по коже от непосредственного столкновения с реальным  пророчеством, с настоящим мистическим прозрением. Но все по порядку.
         Соломон Никритин родился 30 ноября 1898 года в Чернигове в довольно состоятельной семье местного дантиста. С ранней юности он проявлял интерес к изобразительному искусству и поэтому начал систематически посещать частные художественные студии, постепенно, так сказать, повышая градус. Он начал с художественного училища и студии А. Мурашко в Киеве, затем переехал в Москву и продолжил обучение в частной школе Л. О. Пастернака, далее перебрался в Петроград, где поступил в мастерскую А. Е. Яковлева, затем, временно вернувшись в Киев, немного позанимался в мастерской Александры Экстер, и, наконец, завершил свой путь в профессию в мастерской Василия Кандинского во ВХУТЕМАСе. Там он проучился чуть больше года до отъезда Кандинского в эмиграцию в 1921 году.
         В 1922 Соломон Никритин создал целое новое художественное направление, которое он назвал «проекционизм» и даже организовал «Проекционный театр», основанный на идеях биомеханики. В декларации проекционистов значилось следующее:
«Художник – это изобретатель новых систем объективно значащих вещей и работы… Искусством заниматься нужно и весьма во-время… Искусство есть наука об объективной системе организации материалов. Всякая организация осуществляется через метод…»
          В 1924 году в группу «проекционистов» входили Климент Редько, Сергей Лучишкин, Александр Тышлер, Михаил Плаксин, Николай Тряскин и др. И чтобы там они не декларировали про объективную систему организации материалов, более всего их работы походили на первые живописные поиски сюрреалистов. Из этого можно сделать вывод, что с самого начала своей самостоятельной творческой жизни, Соломон Никритин ходил по краю пропасти, и. возможно, прекрасно это осознавал. Ибо уже к концу 1920-х годов такие экстремальные творческие поиски отнюдь не приветствовались мастерами уже оформлявшейся в то время генеральной линии советского изобразительного искусства, совпадавшей с генеральной линией партии.
         Свою самую известную картину «Суд народа», Никритин создал в 1934 году. И это произошло в год убийства Кирова, события, фактически положившего начало партийным чисткам и процессам против вредителей, за три года до Большого Террора и создания системы троек НКВД, организованных в целях проведения общесоюзной операции по радикальному репрессированию «антисоветских элементов».
          Итак, на небольшом холсте мы видим некий помост или сцену со ступеньками, центр которой занимает стол, покрытый красной скатертью. За столом восседают пять человек: трое за центральной частью стола, и двое у каждого из торцов. Центральный персонаж смотрит прямо на зрителя, у двоих, которые находятся по сторонам от него, головы повернуты симметрично вправо. Человек, сидящий у правого торца, смотрит прямо на зрителя, а персонаж, находящийся у левого торца стола, развернувшись, смотрит себе за спину.
И это представляется очень странным, если, как предполагают искусствоведы, «художник ставил перед собой задачу изобразить справедливый суд над врагами революции». Такое впечатление, что каждый из персонажей занят решением каких-то собственных задач (ведь они смотрят не в одну точку, хотя бы на зрителя), а в разные стороны, иногда противоположные), и уж конечно, не защитой государства от врагов и не восстановлением высшей справедливости.
          Естественно, более всего зрителей впечатляет полное отсутствие индивидуальных характеристик у персонажей: «Безличные и потому страшные маски-лица судей словно собираются в единый портрет сидящего в центре персонажа. Все это рождает чувство ужаса перед беспощадной машиной государственной власти, которая вершит судьбы людей…» Единственный герой, лицо которого имеет какие-то грубоватые наметки индивидуальных черт лица – тот, что сидит у левого торца стола, - оказался срезан краем картины. При этом в раннем эскизе полотна при окончательно закрепленном композиционном решении, лица персонажей были полностью размыты, а обозначены только повороты голов.
          На самом краю стола, ближе к зрителю стоит прозрачный графин с водой и стакан, словно готовые упасть и разбиться. Можно предположить, что эти предметы символизируют хрупкость и уязвимость человеческих жизней, которыми распоряжаются персонажи картины. Видимо, эти имена и судьбы подследственных записаны в тетради, лежащие перед тремя героями картины, оттуда они выбирают, кого казнить, а кого миловать.
          Соломон Никритин гордился своим владением традиционным языком живописи. Еще в 1924 году на «Первой дискуссионной выставке объединений активного революционного искусства» он показал не только свои авангардистские работы, но также и портрет, написанный в духе «старых мастеров» с припиской: «Выставляю как показатель своего профессионального мастерства, от которого отказываюсь, считая его  социально реакционным». И поэтому, истоки композиционного решения «Суда народа» можно увидеть как в традиционных иконописных «Троицах», так и в более близком художнику по времени создания «Мистическом собрании» Николая Сапунову, иллюстрировавшем текст пьесы «Балаганчик» Александра Блока.

        Мрачный колорит «Суда народа», очень близок к не менее мрачному колориту «Мистического собрания», также как и образы персонажей, сидящих за центральным столом (судий у Никритина, мистиков у Сапунова). Если же в качестве образов, вдохновивших Никритина, выступают три Ангела Божественной Троицы, являющихся воплощением Трех Ипостасей Господа, то в таком случае персонажи «Суда народа» приобретают еще более глобальное и всеобъемлющее значение уже не суда народа, а Божественного Правосудия.
          Иногда искусствоведы, базируясь на документальных источниках, утверждают, что Никритин «разделял коммунистические идеи и был предан политике государства», и что «данное произведение – редкий пример, когда язык живописи, которым автор владеет в совершенстве, непослушен идейным установкам художника». То есть идейный гражданин помимо своей воли пишет картину, обличающую существующий строй, которому он предан всей душой и сердцем.
          Все-таки мне кажется, что это не совсем так, и что Никритин, будучи без сомнения, человеком умным и восприимчивым, не мог не осознавать, к чему постепенно идет советское государство, по крайней мере, по части регулирования взаимоотношений с художниками. И его картина – это одновременно и гениальное прозрение, и предостережение современникам, увы, никем не понятое и не услышанное. Ведь «Суд народа» так никто из широкой публики и не увидел.
          До конца 1960-х годов полотно хранилось в семье художника, затем его вдова Дора Каждан продала «Суд народа» известному коллекционеру Георгию Костаки, и только в середине 1970-х годов картина была передана в Третьяковскую галерею.
         P.S. В 1935 году Соломон Никритин выставил свою новую работу «Старое и новое». Картиа вызвала резкое неприятие публики и критиков, и спровоцировала грандиозный скандал, который едва не закончился арестом.
 
Tags: истории, картины, художники
Subscribe

  • ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

    ПАВЕЛ ФЕДОТОВ. ИГРОКИ. 1852 Часть 1. Павел Федотов. Игроки. 1852 А в ненастные дни Собирались они Часто. Гнули, мать их ети! От пятидесяти На…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Часть 7. Память Титульный лист первого издания книги Аиссе «Письма к госпоже Каландрини». 1787 И все-таки,…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Часть 6. Письма к госпоже Каландрини События последних семи лет жизни «Прекрасной черкешенки» (с 1726 по 1733) мы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments