nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

КАСПАР ДАВИД ФРИДРИХ. ЗИМНИЙ ПЕЙЗАЖ И ЗИМНИЙ ПЕЙЗАЖ

         Наверное, это только немец способен сотворить из прелестного зимнего вида с симпатичными елочками философскую притчу с явным религиозным уклоном. И особым талантом в этом отношении отличался Каспар Давид Фридрих, создатель жанра философского пейзажа, где непосредственное наблюдение природы сочетается с духовным и мистическим переживанием увиденного.
         Две картины с одним совершенно неоригинальным названием «Зимний пейзаж» Фридрих представил в 1811 году на выставке в Веймаре. К этому времени он был уже признанным немецким художником, чьи картины приобретали и знатоки живописи, и коронованные особы, поскольку их отличало не только философско-романтическое отношение к окружающей действительности, но и патриотизм, столь ценимый в Германии во время оккупации войсками Наполеона.
         Предполагается, что обе картины составляют диптих, или, даже скорее дилогию, поскольку повествовательный момент играет в обеих работах исключительное значение и объединяет их единым сюжетом. На первый взгляд, картины могут показаться чересчур мрачными, и небрежно брошенный взгляд не обнаружит в них абсолютно ничего, то имело бы отношение к такому светлому и радостному празднику как Рождество Христово.
         На первой картине мы видим маленькую фигурку хромого юноши с костылями в руках, который с трудом бредет по заснеженному лесу. Лес этот более похож на место обитания какой-нибудь ведьмы, поскольку он состоит из нескольких обломанных стволов (или высоких пней) и двух корявых дубов, на которых еще сохранились увядшие бурые листья. Герой выходит из этого подобия лесной чащи на еще более трудную дорогу, лежащую через заснеженную равнину, край которой теряется за плотным серым горизонтам. Мы еще не знаем куда и зачем он идет в такую ужасную погоду по такой тяжелой дороге, но герой, тем не менее, кажется исключительно целеустремлённым. В целом картина оставляет ощущение тревоги и безнадёжности, словно герой по пути непременно погибнет, что он вообще никуда не дойдёт и сгинет в этом ведьминском лесу или рухнет посреди заснеженной равнины и не сможет подняться. Атмосферы безысходности в этой картине дополняет и почти монохромный колорит с преобладанием серых тонов.
        Но вот взгляд зрителя перемещается ко второму полотну, также «Зимнему пейзажу». На нем мы видим группу темно-зеленых сосен, слегка запорошенных снегом, между которыми стоит распятие. Оказывается, юноша шел именно сюда, вот он, дошел все-таки, и полулежит теперь в изнеможении, опираясь спиной на огромный камень. Но мы понимает, что цель его невероятно сложного пути теперь достигнута. Ведь шел он за исцелением, и исцеление получил, о чем недвусмысленно говорят костыли, отброшенные в сторону. Юноша шел в надежде на чудо, и чудо свершилось.
         Мистическую атмосферу дополняет почти импрессионистический силуэт огромного готического собора, который едва заметно проступает через голубовато-розовую предрассветную дымку. В отличие от большинства соборов на картинах Фридриха, это не руины, а величественный, неподвластный времени храм, истинный Дом Господень. Розоватый свет, мягко обволакивающий шпили собора символизирует бесконечную милость Господню, Божественную любовь, даруемую всякому, прибегающему к Нему, и способную развеять любую тьму и согреть в самую лютую стужу.
         Мистическая атмосфера полотна подчеркивается многозначностью использованных деталей. Например, готический собор словно парит в воздухе, и зритель невольно задает себе вопрос, действительно ли это реальная земна церковь или же райская обитель, возникающая в воображении исцелившегося путника. Судя по всему, более верным будет второй ответ, тем более, путник пошел не в храм, а остановился у распятия в лесу. И хотя вход в ограду храма отмечен низкими воротами, похоже, что это на самом деле – врата Рая, и юному путнику еще рано туда входить.
         Очертания высоких елей перекликаются с контурами собора, что придает деревьям дополнительное сакральное значение. Вечнозеленая ель может символизировать вечную жизнь, в которую последовал Иисус после Распятия и Воскрешения. И исцелившийся юноша в таком случае оказывается приобщенным к этим Святым Таинствам христианства.
         Вполне можно предположить, что герой картины Фридриха пришел к святому месту за исцелением именно в канун Рождества Христова, поскольку это время надежды и ожидания чуда. И чудо действительно произошло, причем практически на глазах у зрителя, о чем недвусмысленно сообщают зрителю брошенные костыли, которые еще не успело занести снегом.
         И разве не в этом и кроется пресловутый Дух Рождества?

          P.S. В 1827 году композитор Франц Шуберт сочинил цикл песен «Зимний путь» на стихи поэта Вильгельма Мюллера, опубликованные в начале 1820-х годах. В 24 песнях цикла единого сюжета нет, но в целом речь идет о бесцельном пути героя, бегущего от своих любовных страданий. Трудно сказать, были ли поэт и композитор знакомы с творчество Фридриха, который к середине 1820-х годов уже перестал выставляться и вообще практически был забыт публикой, но общая атмосфера песенного цикла, который сам композитор называл «венком жутких песен» очень созвучна атмосфере «Зимних пейзажей» Фридриха, особенно первого, более депрессивного.
Tags: истории, картины, праздники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments