nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЯН ВАН ЭЙК. ПОРТРЕТ ЧЕТЫ АРНОЛЬФИНИ

Часть 2.

          Самой большой загадкой картины является определение личностей ее персонажей. Искусствоведы до сих пор так и не разгадали эту тайну, и продолжают выдвигать новые версии. Итак, варианты идентификации четы Арнольфини, предложенные исследователями:
·        Это – Джованни ди Арриджо Арнольфини со своей женой Джованной Ченами, дочерью итальянского купца из Парижа Гуильельмо Ченами. Версия продержалась до 1990 года, когда в архиве были обнаружены документы, из которых следовало, что брак между этими людьми был заключен только в 1447 году, то есть через тринадцать лет после написания картины и через шесть лет после смерти самого художника. Вряд ли Ян ван Эйк мог предсказать этот брак настолько заранее и подготовить свадебный подарок с учетом даты своей кончины.
·        На картине изображен старший кузен и тезка предыдущего Джованни Арнольфини, Джованни ди Николао Арнольфини. В этой версии есть небольшая проблема с женами. Брак, о котором известно из документов, этот Джованни Арнольфини заключил в 1426 году. Его женой была тринадцатилетняя (!) Констанца Трента. Детей у супругов не было, а в 1433 году Джованни ди Николао Арнольфини овдовел, чему есть документальные подтверждения (письмо его тещи Бартоломеи к ее свояку Лоренцо Медичи). Сторонники этой версии предполагают, что через год после смерти Констанцы Джованни женился во второй раз, и портрет вполне мог быть подарком художника ко второй свадьбе его хорошего знакомого. Правда, никаких доказательств этого второго брака Джованни ди Николао нет, к тому же известно, что детей у него не было.
·        Еще более экстравагантная версия предполагает, что Джованни ди Николао Арнольфини заказал посмертный портрет своей супруги Констанцы, умершей при родах. На то, что роды уже состоялись, может указывать ковер, расстеленный перед кроватью. Расстилать ковер перед кроватью роженицы было распространенной средневековой традицией. Проблема только в том, что беременность женщины художник мог и придумать. Дело в том, что выглядеть (а не быть в реальности) беременной было модно в соответствующую эпоху, поскольку рождение детей считалось главным предназначением женщины. Ян ван Эйк в «Дрезденском алтаре» умудрился даже святую Екатерину, умершую девственницей, изобразить абсолютно беременной.
·        Это автопортрет Яна ван Эйка и портрет его жены Маргариты. В отличие от Джованни ди Николао Арнольфини, Ян ван Эйк имел троих детей, и один из его сыновей родился именно в 1434 году. К другим доказательствам относятся опять-таки наличие ковра перед кроватью и статуэтка святой Маргариты на ее спинке, которая в данном случае может фигурировать не только как покровительница рожениц, но и указывать на имя героини. Скульптор и антрополог Михаил Герасимов, своим профессиональным взглядом подметил явное сходство  Маргариты ван Эйк с подписанного портрета 1539 года («Супруг мой Ян меня закончил 17 июня 1439 года. Возраст мой 33 года») и героини  из «Портрета четы Арнольфини». Проблема только в том, что достоверного изображения Яна ван Эйка не сохранилось, а вот подписной портрет Джованни Арнольфини  1435 года существует, и человек, изображенный на нем очень похож на героя «Портрета четы Арнольфини».

          Также у многих исследователей вызывали недоумение наряды героев. Джованни Арнольфини и его супруга одеты в теплые зимние костюмы, подбитые мехом, а на дворе явное лето, на что указывают созревшие вишни. На мой взгляд, никакой особой тайны в этом факте нет. Волне логичных объяснений может быть даже несколько:
·        Герои одели свои лучшие наряды для того, чтобы быть запечатленными для потомков, а эти лучшие наряды по воле случая оказались зимними;
·        В то время в Европе и летом было не особо жарко (малый ледниковый период), и потому это были вполне летние наряды;
·        Их добротный каменный дом плохо протапливался, и потому в нем всегда было жутко холодно;
·        Ян ван Эйк хотел изобразить своих героев именно в таких нарядах, поскольку это было нужно ему с чисто художественной точки зрения;
·        Эти наряды (или только наряд супруги) вообще были фантазией художника, если он писал посмертный портрет Констанцы Арнольфини.
          Еще одной проблемой, которую пытаются разрешить искусствоведы, является проблема реалистичности комнаты, в которой находятся супруги. Любому зрителю даже при беглом взгляде на картину становится заметна несогласованность размеров люстры, зеркала, фигур мужчины и женщины с масштабом комнаты. Кроме того странным кажется, что в помещении отсутствует камин, обязательный элемент любого средневекового интерьера. Отсюда некоторые исследователи делают вывод о том, чтоЯн ван Эйк не писал этот интерьер с натуры, а сочинил его.

Продолжение следует…
Tags: анализ, истории, картины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments