nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

ТАЙНЫ МАРИИ МАЛИБРАН

Часть 5.

          Во все времена вершиной карьеры для любого вокалиста было приглашение петь в Ла Скала. Мария Малибран не без трепета вступила под священные своды самого знаменитого оперного театра Италии, тем более, что первой постановкой, в которой она должна была участвовать оказалась «Норма» Винченцо Беллини. Все в Европе знали, что музой Беллини была Джудитта Паста, та самая, которую Мария заменила вовремя своего дебюта в Королевской опере в Лондоне десять лет назад.
          Поклонники Пасты не простили Марии того ее первого триумфа и с нетерпением ждали ее провала. И все-таки, когда 15 мая 1834 года со сцены Ла Скала прозвучало «Casta Diva» в исполнении Малибран, все ее недоброжелатели были повержены:
          «…Малибран покорила миланцев. Ее игра, лишенная всякой условности и традиционных штампов, подкупала искренней свежестью и глубиной переживания. Певица как бы возрождала, очищала музыку и образ от всего лишнего, искусственного и, проникая в сокровенные тайны музыки Беллини, воссоздавала многогранный, живой, обаятельный образ Нормы, достойной дочери, верной подруги и отважной матери. Миланцы были потрясены. Не изменяя своей любимице, они отдали должное Малибран…»
          В ряды ее поклонников, казалось, вступили абсолютно все миланцы. Каждое ее выступление вызвало такой фурор, что требовалось вмешательство полиции, чтобы заставить неистовствующую толпу зрителей покинуть помещение театра. Зато запретить миланцам петь Марии серенады и устраивать в ее честь факельные шествия не мог никто.
          В 1834 году кроме Нормы Малибран исполнила Дездемону в «Отелло» Россини (ее коронная партия), Ромео в «Капулетти и Монтекки», и Амину в «Сомнамбуле» Беллини. Известный певец Лаури-Вольпи отмечал: «В „Сомнамбуле“ она поражала поистине ангельской бестелесностью вокальной линии, а в знаменитую фразу Нормы „Ты в моих руках отныне“ умела вложить безмерную ярость раненой львицы…»
          В 1835 году певица исполнила также партии Адины в «Любовном напитке» и Марии Стюарт в одноименной опере Доницетти. В 1836 году, спев главную партию в опере «Джованна Грай» Ваккаи, она навсегда простилась с Миланом. Ее опять ждал Париж, а потом Англия.
         Поклоники Джудитты Паста с удивлением узнали, что сам маэстро Винченцо Беллини переметнулся в лагерь сердечных поклонников певицы и даже специально для нее написал оперу «Пуритане». О первой встрече с Малибран в Лондоне Беллини рассказывал так в одном из писем:
          «У меня не хватает слов, чтобы передать…, как была истерзана, вымучена или, как говорят неаполитанцы, „ободрана“ моя бедная музыка этими англичанами, тем более что пели ее на языке птиц, скорее всего попугаев, который понять я был не в силах. Только когда пела Малибран, я узнавал свою „Сомнамбулу"… В аллегро последней сцены, а точнее, в слова «Ah, mabbraccia!» («Ах, обними меня!»), она вложила столько чувства, с такой искренностью произнесла их, что поначалу удивила меня, а потом доставила огромное удовольствие <…> Малибран… бросилась ко мне на шею и в самом восторженном порыве радости пропела несколько моих нот «Ah, mabbraccia!»».
          После этого Беллини, как натура легко воспламеняющаяся, самым решительным образом влюбился в Марию Малибран. Из ее восторга по поводу его музыки он силой своего воображения сконструировал целый роман, домыслив все то, чего на самом деле она ему не говорила и даже не думала. И надо отдать должное девушке, которая самым деликатным образом, не оскорбив чувства композитора, дала ему понять, что она лишь восхищена его талантом и ее чувства к нему не могут выйти за рамки дружбы.
          И с тех пор отношения между Беллини и Малибран оставались самыми сердечными и теплыми. Межжу прочим, Мария была неплохой художницей. Она написала миниатюрный портрет Беллини и подарила ему брошку со своим автопортретом. Эти подарки Беллини ревностно хранил. Возможно, он еще на что-то надеялся.
        А надеяться было уже не на что, ведь после развода с Малибраном она и Шарль де Берио поспешили узаконить свои отношения. Это произошло 29 марта 1836 года.
          Летом 1836 года Мария Малибран прибыла в Англию. У нее предполагались выступления в Лондоне и в других крупных английских городах. И вот, в сентябре она оказалась в Манчестере.
          Мария обожала верховую езду, и не могла отказать себе в удовольствии немного прокатиться верхом перед концертом. Лошадь оказалось норовистой, и опытная наездница не смогла удержаться в седле. Мария упала на землю и серьезно расшиблась. Ей становилось все хуже и хуже, но она скрыла свое состояние от мужа и все-таки отправилась на свой концерт, как оказалось, последний.
         Стоя на сцене, Мария с трудом держалась на ногах. Она была очень утомлена и ее мучали боли. Она пела, опираясь на рояль, а публика, словно обезумев, вызывала ее на бис снова и снова.
          Хотя Малибран становилось все хуже, она не захотела лишить себя удовольствия спеть еще и в дуэте с английской певицей. Исполненный номер вызвал в зале гром рукоплесканий и очередные крики «бис!» Дирижер, заметивший смертельную бледность певицы, попытался уговорить ее удалиться, но она, горя воодушевлением, лишь прошептала в ответ: «Я буду петь, даже если заплачу за это жизнью». При повторении она еще более приукрасила мелодию новыми захватывающими вариациями, трели на до третьей октавы сверкнули подобно волшебному фейерверку. Пошатываясь, она ушла за кулисы, провожаемая взрывом восторга в зале.
          В артистической уборной ей стало совсем плохо. Только тогда, несмотря на ее отказ, привели врача. Он привел ее в чувство, но, следуя основополагающим принципам медицины того времени, сделал ей кровопускание из вены. После этого она впала в кому, и скончалась девять дней спустя, 23 сентября 1837 года. Ей было всего 28 лет.
          Вероятно, в чем-то она была права, когда не хотела допускать к себе врачей, и боялась, что ей отрежут травмированную ногу.
Сейчас предполагается, что причиной ее смерти стала внутричерепная гематома, но у меня есть другая версия случившегося. Дело в том, что на момент падения она была беременна. Скорее всего, несчастный случай привел к выкидышу и к большой кровопотере, которую еще больше усугубило кровопускание, сделанное манчестерским врачом. Хотя это только мое предположение.
        Берио перевез ее в Брюссель и построил для любимой жены и великой певицы впечатляющий мавзолей на кладбище церкви Нотр-Дам де Лаекен, рядом с королевским некрополем.
        Иногда бывает очень жалко, что в те времена не существовало никаких способов зафиксировать выступление певца, кроме воспоминаний его современников. Интересно, как же на самом деле пела Малибран? Оценили бы мы сейчас ее вокальные данные также высоко, как ее слушатели тогда? Если сейчас устроить ее вокальный баттл с кем-нибудь из современных колоратурных меццо-сопрано, кто бы выиграл?

          Продолжение следует…
Tags: женщины, истории, музыка
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Никола де Ларжильер. Портрет Вольтера в молодости. 1718 Как-то раз регент Франции герцог Орлеанский, встретив молодого Вольтера, пообещал…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Часть 5. Обретя после смерти графа де Ферриоля свободу и финансовую независимость, Аиссе, тем не менее не…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Кристиан Барнард в Италии в 1968 году Известный южноафриканский кардиохирург Кристиан Барнард, который первым в мире сделал успешную операцию по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments