nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

ТАЙНЫ МАРИИ МАЛИБРАН

Часть 7.

          Карл Брюллов приехал в Италию в 1823 году, получив большую золотую медаль после окончания Академии художеств и грант на пенсионерскую поездку. Сначала он обосновался в Риме. Там он писал много жанровых композиций, делал копию «Афинской школы» Рафаэля для русского посольства, и имел достаточно обширный круг общения среди русской диаспоры. Русская интеллигенция в Риме аккумулировалась вокруг салона княгини Зинаиды Волконской, и Карл не был исключением. Именно там он и познакомился с графиней Юлией Самойловой.
          Это была очень своеобразная личность, дама энергичная и независимая, которая была вынуждена сбежать в Италию после скандального разрыва и последующего развода с мужем. Причины этого происшествия активно обсуждались в высшем свете, на этот счет существовало несколько версий, но наиболее распространенной была типичная версия о том, что муж графини, флигель-адъютант императора Николай Самойлов в один прекрасный (ну, или кому как) день застукал свою красавицу-супругу в объятиях другого мужчины. В качестве любовника фигурировали французский посол граф Пьер Ла-Феронне, атташе французского посольства Эрнест-Себастьен Брюжье де Барант, который впоследствии прославился тем, что подрался на дуэли с Лермонтовым, или управляющий имениями графа Самойлова некто А.Я.Мишковский. Хотя возможно, никакого любовника и не было, а супруги расстались по взаимному согласию, поскольку Юлия не желала терпеть постоянные кутежи супруга и сильно не одобряла его страсть к игре.
          В итоге, с 1827 года она поселилась в Риме и тут же завела нежную дружбу с Карлом Брюлловым. Характер этой дружбы исследователи обычно сводят к общению на различные художественные и интеллектуальные темы, совместным познавательным поездкам по Италии и заказам, которые графиня регулярно делала Брюллову и затем щедро оплачивала (а только ли деньгами?)
         Но как бы там ни было, портреты графини, созданные Брюлловым, составляют золотой фонд русского искусства, также, как и картина «Всадница».
          Художник написал ее в 1832 году в Милане, параллельно с работой над «Последним днём Помпеи». В том же году «Всадница» была показана в миланской Академии изящных искусств Брера, и вызвала огромное количество восторженных откликов зрителей. Например, литератор Дефенденте Сакки называл Брюллова «гениальным живописцем» и утверждал, что ему до сих пор не приходилось видеть «конного портрета, задуманного и исполненного с таким искусством». А поэт Феличе Романи писал: «То, чем мы, безусловно, восхищаемся в этом действительно новом для нас по жанру и сюжету произведении, это свобода, смелость и лёгкость в его исполнении». После этого долгое время полотно находилось в собрании Юлии Самойловой и украшало интерьер её итальянской виллы.
          «Всадница» без сомнения является одной из самых узнаваемых картины кисти Карла Брюллова, и поэтому вдвойне странно, что вплоть до настоящего времени точно не было известно, кто же на ней изображен.
          Итак на полотне перед нами предстает девушка в роскошном модной амазонке на разгорячённом вороном коне, остановившаяся у портала фамильной виллы Литта на окраине Милана. Встречая амазонку, из дома к ней выбегает девочка с сияющими от восторга глазами. На ошейнике собачки, мечущейся у ног коня, можно прочитать «Samoylo». Именно поэтому изначально считалось, что «Всадница» — это портрет самой графини Юлии Самойловой. Хотя, казалось бы, вполне очевидно, что девушка, изображенная на портрете, должна быть гораздо младше графини.
          Лишь сравнительно недавно отечественные искусствоведы пришли к выводу, что на картине изображены воспитанницы Юлии Самойловой - Джованина Паччини и ее младшая сестра Амацилия. Девочки оказались под опекой русской графини после смерти их матери. А с их отцом, певцом и композитором Джованни Паччини Самойлова дружила. Между прочим, он написал оперу «Последний день Помпеи», которая помимо всего прочего вдохновила Брюллова на создание своего грандиозного шедевра.
          Однако в архиве театра Ла Скала был найден документ, который подвергает сомнению эту атрибуцию, считавшуюся до самого последнего времени бесспорной. К старинной литографии с изображением «Всадницы» там оказалась приложена записка-справка, подписанная неким И. Прадо и датированная прошлым веком. В ней сообщается, что «Всадница» на самом деле является портретом Марии Малибран.
          При установлении личности героини «Всадницы» исследователи основывались на словах самого Брюллова, который вроде бы упоминал свою картину под названием «Жованин на лошади». Кроме того, посетители миланского дома графини Самойловой также рассказывали, что видели некий брюлловский портрет ее воспитанницы в виде амазонки, который украшал гостиную. Однако более-менее детализированного описания этой картины никто не оставил, и поэтому неизвестно, шла ли речь о картине, известной сейчас как «Всадница», или о каком-то другом полотне.
          Вообще-то графиня Самойлова, страстная меломанка, могла заказать художнику портрет не только воспитанницы, но и любимой певицы. В пользу версии И.Прадо говорит определенное внешнее сходство «Всадницы» с чертами Марии Малибран: высоко поднятые брови, маленький рот, подбородок с ямочкой. Далее, в пользу этой версии говорит и страсть Малибран к верховой езде, о которой было известно всем ее поклонникам.
          С середины лета 1832 года у Марии Малибран был гастрольный тур по Италии, она пела в Риме и Неаполе, так что она вполне могла где-то пересечься и с Самойловой, и с Карлом Брюлловым, даже дать домашний концерт на вилле русской графини.
          Кроме того, главная героиня «Всадницы» - девушка или молодая женщина как минимум лет двадцати (Марии Малибран тогда около 25 лет). Но существует брюлловский портрет графини Самойловой с Джованиной Паччини и арапчонком, который датируется примерно 1832-34 гг. На нем Джованина выглядит еще совсем юной девочкой-подростком лет двенадцати, маленькой и хрупкой, которая вряд ли бы смогла справиться с норовистым жеребцом, у которого чуть ли не пламя вырывается из ноздрей.
          И хотя в наше время идентификация персонажей «Всадницы» с Джованиной и Амацилией Паччини считается канонической, тем не менее, очень может быть, что это именно Мария Малибран смотрит на нас в зале Третьяковки со знаменитого шедевра Карла Брюллова.

          P.S. На брюлловской картине у «Всадницы», кажется, голубые глаза, тогда как и у Джованины Паччини и у Марии Малибран глаза темные. Так что, вполне возможно, есть еще какие-то варианты идентификации, которые пока никто не рассматривал.
Tags: женщины, истории, портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments