nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

АНТУАН ВАТТО. ВЫВЕСКА ЛАВКИ ЖЕРСЕНА. 1720


В середине 1720 года Антуан Ватто вернулся в Париж после поездки в Англию. Он был тяжело болен туберкулезом и ездил в Лондон проконсультироваться с тамошними врачами, которым доверял больше, чем своим соотечественникам. Поездка оказалась крайне неудачной. Медицинские консультации художнику помогли мало, а кроме того Ватто, который неожиданно для всех своих знакомых начал проявлять несвойственный ему прежде интерес к деньгам, оказался втянутым в две самые крупные финансовые аферы своего времени (приобрел акции Лондонской компания южных морей и Судоходной компании Миссисипи, которые молниеносно обесценились) и потерял практически все свои сбережения. В итоге, больной и разоренный, он был вынужден остановиться в доме своего последнего заказчика, перекупщика картин (или, как бы мы сейчас его назвали, арт-дилера) Эдма-Франсуа Жерсена.
Ватто, который и без того отличался меланхолическим темпераментом, в это время по причине всех своих неприятностей впал в настоящую депрессию, что вполне можно понять. Современники писали что он или совсем не мог работать или работал через силу, с трудом превозмогая болезнь. И при этом полный упадок сил у художника периодически сменялся лихорадочными вспышками какой-то безумной активности. Это состояние можно, вероятно, объяснить либо проявлением биполярного расстройства, либо последствиями туберкулезной интоксикации. Жерсен, будучи настоящим другом Ватто, очень хотел поддержать его, переключить его мысли на что-то более позитивное, а заодно и дать возможность заработать. Именно поэтому он заказал художнику вывеску для своей новой лавки.
Позднее сам Жерсен так рассказал об этом в своих воспоминаниях:
«… По возвращение в Париж в 1721 году, когда я еще только начинал своё дело, Ватто пришёл ко мне и спросил, соглашусь ли я поселить его у себя и позволить ему, как он выразился, «размять руки» и написать вывеску, чтобы я мог повесить ее над входом в лавку. Мне не хотелось принимать это предложение, я предпочитал занять его чем-нибудь более основательным, но, заметив, что работа доставит ему удовольствие, я согласился. Всем известно, как удалось ему это вещь; всё было сделано с натуры, позы были так правдивы непринужденны, композиция столь естественна; группы так хорошо размещены, что привлекали взор всех прохожих, и даже самые опытные живописцы приходили по нескольку раз, чтобы полюбоваться вывеской. Написана она была за неделю, да и то художник работал только по утрам; хрупкое здоровье или, лучше сказать, слабость не позволяла ему работать дольше. Это единственное произведение, несколько постигшей его самолюбию, - он откровенно признался мне в этом…»
Ватто прежде никогда не писал ничего подобного. Для него чистым экспериментом оказался и весьма приличный размер требуемого произведения (166х306 см), а также его потенциально публичное предназначение. В итоге художнику удалось создать исключительно новаторское произведение, которое знаменовало собой окончательный и бесповоротный финал предыдущей эпохи.
Итак, перед глазами зрителя разворачивается некое действие, происходящее лавке, больше напоминающей художественную галерею, стены которой с пола до потолка завершены самыми разнообразными картинами (шпалерная развеска), выставленными на продажу. Сцена разделена на части. Слева двое посетителей лавки, кавалер и дама в розовом матине, которая изображена со спины, наблюдают, как служители упаковывают в ящик несколько картин, снимая их со стены. Молодой человек в белоснежной рубашке, небрежно перевернув, укладывает в грубую тару портрет короля Людовика XIV. Как правило в этой сценке принято видеть ироническое изображение похорон века великого короля. Дама немного замешкалась, возможно, задумавшись над символическим значением происходящего, и её кавалер нетерпеливым жестом приглашает её перейти вправо, присоединившись к остальным героям полотна.
Справа изображена более многочисленная группа персонажей. Мужчина в модном парике и золотисто-коричневом камзоле, в котором традиционно видят изображение самого Жерсена, хозяина лавки, представляет покупателям типичное произведения нового времени: весьма фривольную сценку на античный сюжет, вписанную в овальную раму декорированную ракушкой, которая и дала название художественному стилю, определявшему жизнь Франции первой половины XVIII века (стиль рококо или рокайль – стиль раковины, поскольку слово rocaille во французском языке происходит от слова roc (скала), которым традиционно называли грубоватые украшения в форме раковин, используемые для декора искусственных садовых гротов и фонтанов). Двое посетителей, пожилая дама в черном со слуховой трубкой (вероятно, вдова) и кавалер в серебристо-сером сюртуке внимательно изучают полотно и слушают объяснения хозяина.

Жюст Орель Мейссонье. Рокайльный мотив

Дама, сидящая за прилавком, возможно, продавщица, поворачивает в сторону троих других покупателей, дамы и двух кавалеров, зеркало, также направленное на овальную картину, приглашая их как следует изучить новый шедевр.
По сути, картина представляет собой совершенно обычную бытовую сцену: интерьер магазина с покупателями, продавцами и другими работниками, но именно это и было невероятно оригинальным решением для того времени.
Несмотря на то, что в одном из персонажей обычно видят реального человека, самого Жерсена, Ватто всё-таки пишет не портреты конкретных моделей, а некие обобщенные, идеализированные образы своих героев. Также и интерьер лавки, и картины, представленные на ее стенах, не имеют ничего общего с обыденной реальностью. Художник таким образом создаёт некое идеальное видение магазина Жерсена, такой же миф о мире высокого искусства, как и его знаменитый остров Цитера (Кифера), который оказался воплощением другого мифа, мифа об идеальном мире любви и гармонии.
Любопытно, что на самом деле витрины магазина как таковой на картине нет. Дама в розовом как будто входит в магазин прямо с уличной булыжной мостовой, поднимаясь на плиты пола помещения. Это создаёт ощущение театральной сцены с декорациями и действием, разворачивающимся на авансцене.
Картины, развешанные на стене в левой части «Вывески», похоже на копии с полотен Питера Пауля Рубенса, творчеством которого всегда восхищался Ватто. Предполагается, что таким образом художник отдал своеобразную дань памяти своему кумиру.
Собственно вывеской в лавке Жерсена картине Ватто пришлось побыть очень недолго. Спустя всего несколько дней после того, как она была вывешена, один из клиентов Жерсена приобрел её. После этого картина много раз переходила из рук в руки и много раз копировалась, в том числе и как гравюра. В настоящее время она находится в коллекции замка Шарлоттенбург в Берлине.
Tags: анализ, картины, сюжет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments