nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ТИЦИАНО ВЕЧЕЛЛИО. ЛЮБОВЬ ЗЕМНАЯ И ЛЮБОВЬ НЕБЕСНАЯ
Часть 2.


«Любовь земная и любовь небесная» выполнена на горизонтально ориентированном холсте, размеры картины – 118 × 279 см. Такое расположение полотна напоминает о росписях на передних панелях традиционных итальянских свадебных сундуков-кассоне.
Итак, на холсте изображены две очень похожие друг на друга женщины, представляющие собой излюбленный тип венецианской красавицы, который очень часто встречается на картинах Тициана – пышная, цветущая, золотоволосая. Дама справа одета в роскошное белое платье с красными рукавами и золотым поясом, на ее руках модные перчатки, дама слева – обнажена, ее бедра деликатно прикрыты белой повязкой, а на левую руку эффектно наброшена струящаяся шелковая ткань алой мантии. Волосы обеих моделей уложены в изысканные прически. Героини сидят на некоей мраморной конструкции, которую обычно называют древнеримском саркофагом с учетом формы объекта и того, что на его передней стенке размещен тематический барельеф. Однако этот условный саркофаг заполнен водой, так что скорее всего он представляет собой некую купель или небольшой бассейн, тем более что широкие бортики, на которых восседают дамы, не типичны для настоящих саркофагов. Совершено непонятно, каким образом в этот бассейн поступает вода, но вытекает она явно через латунный желоб, расположенный под гербом на передней стенке конструкции. Считается, что герб, также как и желоб, в котором некоторые особо изощренные исследователи видят фаллический символ, указывает на незримое присутствие жениха Никколо Аурелио.
У дальней стенки саркофага как раз между дамами изображен маленький крылатый мальчик. Это может быть Купидон, сын и постоянный спутник Венеры, или же просто путто. Однозначно определить, кто это такой, невозможно, поскольку крылья у младенца есть, а вот лука и колчана со стрелами нет. Мальчик пристально смотрит в воду и плещет в ней рукой.
Одежда женщины слева в настоящее время определяется как наряд невесты, однако есть весьма большая доля вероятности, что во времена Тициана этот наряд был типичен для куртизанки. В ее волосах – мирт, который может символизировать Венеру, либо дополнительно подчеркивать статус героини как невесты. Искусствоведы отмечают, что одетая героиня вряд ли может сидеть прямо на бортике, поскольку выступ для ее позы с широко расставленными ногами кажется чересчур высоким. Так что скорее всего она на самом деле сидит на чем-то еще рядом с саркофагом, либо в данном случае Тициан допустил небрежность в изображении анатомии, что довольно обычно для его ранних работ.
Одетая дама опирается рукой на металлический сосуд, декорированный позолотой, содержимое которого в принципе определению не поддается, хотя многие исследователи и пытались это сделать. Лично мне кажется, что его вообще закрывает крышка, украшенная гравировкой с растительным орнаментом. Еще одна неглубокая металлическая чаша стоит на бортике, ближе к обнаженной фигуре. Иногда утверждается, что внутри чаши изображены геральдические знаки семьи невесты или же сплетенные руки жениха и невесты, символизирующие брачные узы. Однако после одной из реставраций стало очевидно, что это не так. И также, как и с первым сосудом, разглядеть, что нарисовано на донышке чаши, просто невозможно.
Левой рукой одетая героиня указывает на увядающий розовый бутон, лежащий на бортике. Ниже у стенки саркофага изображен цветущий куст шиповника, который может символизировать неувядающую любовь.
Несколько лучше читаются сцены, вырезанные на передней стенке саркофага, хотя и их истолкование не имеет общепризнанного прочтения. Английский искусствовед Эдгар Винд описал их так: «Мужчину бьют, женщину тащат за волосы, а необузданную лошадь уводят за гриву». По его мнению, все эти сцены символизируют аллегорическое изображение укрощения страстей. Другой вариант предполагает, что на саркофаге изображены (справа налево): Адам и Ева, стоящие рядом с Древом познания, Каин, убивающий Авеля, и Обращение Святого Павла, падающего с лошади. До начала 20 века наиболее популярной была теория, согласно которой все эти сцены иллюстрируют различные литературные произведения, популярные в Италии в начале 16 века. В частности, их связывали с гравюрами на дереве к «Гипнеротомахии Полифили» Франческо Колонны, изданной в Венеции в 1499 г.
Задний план занимает идиллический пейзаж с рощами и холмами, населенный самыми разнообразными персонажами.
Слева за спиной одетой женщины, изображена дорога, которая поднимается вверх по горе к замку либо к небольшому городку, обнесенному белокаменной стеной, над которым доминирует высокая оборонительная башня. По дороге скачет всадник, а у ворот стоит группа нарядно одетых людей, возможно, крестьян или горожан. На холме немного ниже дороги находятся два кролика, которые в эпоху Возрождения обычно были символами или плодовитости, или похоти.
Пейзаж за обнаженной фигурой представляет собой долину у озера или лагуны с деревней, над которой возвышается шпиль высокой кампаниллы. Двое всадников охотятся на кролика или зайца с гончими. У левого края холста пастух пасет стадо овец, а рядом сидит пара влюбленных.
В общем, картина Тициана буквально перенасыщена всевозможными символами и знаками, которые как-то совершено не хотят укладываться в единую более-менее стройную символическую систему.

Продолжение следует…
Tags: анализ, картины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments