nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ МУЗЕЕВЕДЕНИЕ

СТРАННЫЕ ТАЙНЫ МУЗЕЙНЫХ ФОНДОВ
Часть 1.


На днях мои читатели спросили меня, неужели такое возможно, чтобы в фондах музеев реально было найти что-то ценное и доселе неведомое науке. Я не знаю, как представляют себе музейные фонды (они же музейные запасники) люди, которые никогда там не были. Вообще-то сейчас некоторые музеи, на западе, по крайней мере, любят проводить экскурсии по своим фондам. Сотрудники с гордостью показывают посетителям светлые просторные помещения со свеженьким ремонтом, где на идеально отрегулированных специальных стендах в идеальном порядке размещаются живописные и графические шедевры, которые пока невозможно выставить в основной экспозиции. Все это венчает супер-технологичная система климат-контроля, которая поддерживает в помещении идеальный температурно-влажностный режим. Конечно, кажется, что там ни один фантик не останется неучтенным.


За свою профессиональную жизни в музейной сфере мне довелось побывать в фондах самых разных музеев и вот что я видела своими глазами (из корпоративной солидарности не буду уточнять названия музеев):
- огромное помещение, вытянутое в длину, разгороженное мощными дореволюционными шкафами, между которыми стоят такого же происхождения столы, затянутые зеленым сукном. В шкафах, на полу, на подоконниках, на столах громоздятся картины в рамах, без рам (только на подрамниках), свернутые в трубки, папки с гравюрами и рисунками, на столах – особо ценные экспонаты. В углах – мраморные и гипсовые скульптуры, на проходе – литые (если кто заденет, то ничего не будет);
- подземный бетонный бункер времен холодной войны, внутри пространство разгорожено на клетки сеткой-рабицей, в каждой клетке в строгом порядке на грубо сколоченных полках – иконы, фарфор, вышивки и т.д. по отдельным фондам;
- подвал в доме постройки середины 19 века, маленькие комнатушки, куда каким-то чудом впихнут письменный стол примерно сталинской эпохи и этажерка, на которой папки с графикой, или же обычная большая картонная коробка из-под чего-то объемного, куда сложены картины на подрамниках или даже без оных;
- самая обычная комната с канцелярскими шкафами, частично застекленными, на полках – фарфор, фаянс и прочее в строгом порядке. Есть место для нормальных письменных столов, компьютеров и даже чаепития;
- старая маленькая мечеть с самодельными стеллажами до потолка, плотно заставленными археологическими находками в порядке их нахождения.
И т.д. и т.п.
Вообще, стоит разделить понятие фонд и фонды в музейном деле. Под Музейным фондом понимается вся совокупность экспонатов, принятых музеем на хранение. При этом вещи могут быть и не быть выставлены в экспозиции, а могут даже вообще не находиться в музее, если их отправили, например, на реставрацию или на выставку в другой город. Фонды, или запасники – это место хранения. За сохранность вещей отвечает хранитель конкретного фонда (за свои вещи) и главный хранитель за все вместе. Структуру фондов устанавливает сам музей, соответственно своей специфике. В крупных музеях могут разделяться фонды отдельных художников, а в небольших провинциальных вместе храниться картины и графика. С учетом того, что весь фонд одного большого музея может содержать до нескольких тысяч и даже десятков и сотен тысяч единиц хранения, естественно мало какой фанат музейного дела знает все, что хранит, «в лицо».
А теперь о том, что такое «единица хранения». Логично предположить, что это одна вещь, например, картина или ваза. Но на самом деле, это не так. Если в музей принимают, скажем, сервиз из 150 предметов или подаренную господином Н. коллекцию графики из 150 листов в папке, все это 150 отдельных вещей будут записаны под одним номером, поскольку это цельная структура – сервиз или коллекция. Так эти 150 предметов и пойдут дальше, как одна единица хранения по инвентарным книгам, где даже необязательно перечислить все элементы, которые туда входят. Каждую вещь из такой коллекции будут рассматривать и описывать отдельно, только когда будут составлять на каждую отдельную карточку для картотеки, но с учетом того, что в фонде могут быть сотни и тысячи таких единиц хранения, то неизвестно, когда у хранителя дойдут до них руки, и дойдут ли вообще.

Николай Кошелев. Автопортрет

Николай Кошелев. Голова Христа

Когда я работала в музее, все, кто числился научным сотрудником, отбывал повинность по написанию карточек для необработанного фонда графики. Оттуда я знаю, например, о нескольких альбомах художника Николая Кошелева, которые он подарил музею еще в конце 19 (!) века, и к которым с тех времен никто не прикасался. Кстати, несмотря на то что единица хранения – альбом, карточка составляется на каждый отдельный альбомный лист.

Продолжение следует…
Tags: истории, музеи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments