nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

УИЛЬЯМ ХОГАРТ. МОДНЫЙ БРАК
Часть 4. Будуар графини.

Уильям Хогарт. Будуар графини. 1743-45

Итак, пока граф Сквандер решает свои интимные проблемы, художник предлагает зрителю посмотреть, чем в это время занимается его супруга. Действие переносится в ее будуар, где молодая графиня, следуя моде, принимает гостей во время своего утреннего туалета.
Хогарт несколькими деталями даёт нам понять, что с момента свадьбы прошел как минимум год, и в жизни молодых супругов произошли некоторые изменения. Во-первых, старый граф умер, и его наследник получил титул, а его законная супруга, купеческая дочь, соответственно, стала графиней, о чем, вероятно и мечтал ее отец («…в карете с гербом будет ездить, сзади слуга, спереди герб…»). На это указывают две графских короны – над балдахином, скрывающим кровать, и над зеркалом на туалетном столике.
И во-вторых, графиня родила ребенка, девочку. Об этом свидетельствует соска (или детский серебряный крестик с соской) из полированного коралла на розовой ленте, которая висит на спинке стула графини. Очевидно, что малышку приносили матери для утреннего поцелуя, и нянька забыла забрать соску (между прочим, эта деталь говорит также и о том, что в доме по-прежнему царит бардак, и никто из хозяев так и не научился нанимать хорошую прислугу).
Молодая графиня вполне вошла во вкус светской жизни и копирует ставший модным в высших кругах английской аристократии ритуал «утреннего выхода короля», практиковавшийся при французском дворе. Однако этот утренний выход происходит в два часа дня, на что указывает время на часах, лежащих на коленях графини. Впрочем, на ней ещё утреннее платье, а парикмахер-француз с характерным орлиным профилем (Хогарт ненавидел французов и итальянцев) ещё только укладывает ее волосы, завивая их в модные локоны нагретыми щипцами. Он как раз проверяет температуру щипцов, прикладывая их к листу бумаги. Когда парикмахер закончит свою работу, графиня скорее всего переоденется в платье для визитов и отправится в город. На переднем плане слева мы видим целую кипу визиток и приглашений, валяющихся на полу под стулом певца-кастрата. Причем некоторые приглашения написаны на рубашке игральных карт. Очевидно, карточные игры (вист) продолжают оставаться любимым и обычным времяпрепровождением графини.
В ее будуаре собралась целая толпа народу, причем это и гости, и обслуга. Парикмахер укладывает графине волосы, флейтист аккомпанирует певцу-кастрату, есть также и двое слуг-негров. Итальянские кастраты были любимцами английской публики в 1730-х-50-х гг., и заполучить такую знаменитость в число своих близких друзей считалось большой удачей. Хогарт изображает типичного представителя этой категории артистов, обрюзгшего, с рыхлой кожей, и с большим количеством украшений. Он одет в чрезмерно пышный костюм, причем его представительный живот почти выпадает из атласного жилета, в ухе — серьга, на всех пальцах - кольца, шпилька галстука украшена бриллиантом, также, как и пряжки на штанах и туфлях. Худой флейтист, который ему аккомпанирует, создаёт с ним комичный контраст.
Кастратом увлечена подруга графини, рыжеволосая девица в белом утреннем платье и шляпке с голубой лентой, которая восторженно слушает его пение и даже не обращает внимание на чашку шоколада (или, возможно, все же кофе), которую протягивает ей слуга-негр. Кстати это тоже было в то время очень модно, иметь черную прислугу. А у графини даже двое таких слуг. В правом нижнем углу картины мальчик-негритенок вынимает из коробки различные вещи, приобретенные графиней на аукционе.
Пение кастрата слушают и еще двое гостей- джентльменов. Один из них ещё толком не проснулся, он сидит рядом с певцом в полной прострации и подносит к губам чашку с горячим напитком. Он даже не полностью одет (чулки не зафиксированы под кюлотами, шейный платок не завязан), а на его голове красуются ещё не снятые папильотки, похожие на маленькие рожки. Я бы предположила, что это гость хозяев, который живёт в их доме. Второй джентльмен в парике и с черной наклейкой на лице, прикрывающей сифилитическую язву, делает вид, будто слушает певца и даже пытается дирижировать. За ними сидит тучный джентльмен, похрапывающий с открытым ртом. Он не выдержал скуки, царящей на этом приёме. Судя по стеку, который он держит в руках, это сельский сквайр, любитель весёлых застолий, вероятно, ещё один гость, какой-нибудь дальний родственник хозяев. Впрочем, есть версия, что этот джентльмен – супруг подруги графини.
Рядом с графиней на софе вольготно, почти по-хозяйски, возлегает адвокат Силвертанг, тот самый, с которым мы встречались ещё в первой картине цикла. Он настолько свободно чувствует себя в доме графини, что даже ноги положил на софу. Его рука направлена на ширму, где изображена сцена маскарада. Этим жестом он намекает на свой замысел. Он собирается встретиться с графиней на балу-маскараде, а затем под носом у мужа увести ее в отдельный кабинет ближайшего дорогого борделя, чтобы провести там ночь.
У ног адвоката художник поместил книгу, на которой можно увидеть название «Le Sopha». Это скандальный роман «Софа» французского писателя Клода Кребийона, написанный в начале 1740-х гг. и вскоре переведённый на английский язык. В нём рассказывается о человеке, которого Брахма наказал тем, что в следующей жизни он стал софой и, соответственно, свидетелем многочисленных любовных связей в которых он участвовал лишь как предмет мебели. Разумеется, это ещё один намек на план Силвертанга.
На полу недалеко от графини лежат вещицы, которые она приобрела на аукционе. С них ещё даже не успели снять номерки. Слуга-негритёнок в индийском тюрбане указывает на фигурку Актеона с оленьими рогами, в данном случае однозначный символ обманутого мужа. В корзинке рядом со статуэткой лежит поднос, на котором легко определяется изображение Леды и Лебедя, предающихся любовной страсти. Этим эротическим сюжетом Хогарт намекает на запретные удовольствия и неверность в браке, ведь и Леда, и Юпитер, превратившийся в лебедя, изменяли своим супругам.
Между прочим, плодом связи Леды и Юпитера явилась Елена, прекрасная царица Спарты. Так что вполне можно предположить, что во-первых, авантюра с маскарадом это отнюдь не первое интимное свидание Силвертанга и графини, и что ещё неизвестно, от кого она на самом деле родила дочь.
Сюжет дополнительно иллюстрируют картины, которые художник размещает на стенах. Это «Похищение Ганимеда», «Дочери Лота, заставляющие отца пить вино» и «Юпитер и Ио». Венчает картинную галерею большой портрет адвоката Силвертанга, размещенный как раз над «Похищением Ганимеда».
В общем, все эти картины однозначно говорят о разных аспектах и формах совращения, и, тем самым, нагнетают мрачное настроение в достаточно комической на первый взгляд сцене.

Продолжение следует…
Tags: анализ, истории, картины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments