nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

«СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ»: ИСТОРИЯ ГОЛЛАНДСКОЙ ЖИВОПИСИ ДЛЯ МЛАДШЕГО И СРЕДНЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
Часть 1.


Я очень давно не вспоминала об этой книге, а ведь когда-то «Серебряные коньки» были одним из самых больших книжных удовольствий моего детства. Но когда всю осень из каждого утюга тебе в уши буквально насильно всовывают это название, рекламируя премьеру одноименного фильма, и ты понимаешь, что сюжет новоявленной поделки не имеет ничего общего с настоящими «Серебряными коньками», то рука сама тянется в отдаленный угол книжного шкафа, где сложены твои самые любимые старые детские книжки.

Мэри Мейпс Додж

Между прочим, американская писательница Мэри Мейпс Додж имела в своей жизни большое увлечение или даже великую страсть. Она обожала Голландию и всю жизнь собирала любую, даже самую незначительную информацию об этой стране, ее истории, географии, обычаях, культуре и искусстве. Книга «Серебряные коньки», написанная в 1865 году, по сути является своеобразным путеводителем по Голландии для юных туристов, также, как «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями» Сельмы Лагерлеф – это не что иное как учебник по географии для шведских младшеклассников.

Мэгинел Райт Энрайт Барни. Иллюстрация к книге «Серебряные коньки»

Но меня в весьма многоплановом повествовании о разных аспектах голландской жизни сейчас более всего интересует информация о голландских художниках, картинах и художественных музеях, которую писательница весьма искусно вплела в общую канву повествования. Напомню, что часть истории посвящена рассказу о путешествии компании подростков, которые устроили конькобежный пробег по голландским каналам, чтобы показать своему гостю, мальчику из Англии, самые яркие достопримечательности родной страны (можно ли себе такое представить в современном мире, чтобы пацаны 12-15 лет одни, без взрослых, пешком путешествовали по стране, сами обеспечивали себе питание и ночлег, а также организовывали культурную программу).
Между прочим, когда юный англичанин Бенджамин Добс приехал в гости к своему голландскому кузену в Амстердам, его новые друзья первым делом повели его в художественный музей, чтобы показать свои любимые картины. Так что с этого начнем и мы:
«…Музей был открыт, и в тот день вход в него был бесплатный…
Музей в Амстердаме — это просто картинная галерея, в которой можно увидеть лучшие произведения голландских мастеров и, кроме того, около двухсот папок с редкими гравюрами.
Бен тотчас же заметил, что некоторые картины здесь висят на щитах, прикрепленных к стене шарнирами. Их можно поворачивать, как оконные ставни, и рассматривать при наиболее благоприятном освещении…»
Итак, судя по всему, музей, который посещают герои книги – это амстердамский Рейксмюсеум, поскольку все картины, упомянутые в главе в настоящее время находятся именно там, а сам музей существует в Амстердаме с 1808 года (на самом деле музей был основан еще раньше, в 1800 году братом Наполеона I, королём Голландии Луи Бонапартом, открыт в Гааге, и лишь в 1808 году переведен в Амстердам). Действие книги происходит в начале 1860-х годов, и в то время коллекция музея размещалась еще во дворце Триппенхюс, поскольку новое специально спроектированное музейное здание начали строить только с 1877 года.

Дворец Триппенхюс (Муниципальный департамент Амстердама по сохранению и реставрации исторических зданий и достопримечательностей)

Если верить описанию из книги, то в музейных залах уже использовались новаторские технологии экспонирования, которые создавали для зрителей дополнительные удобства. Во всяком случае, крепить картины на подвижных щитах для лучшего обзора и организации естественной подсветки, - это было весьма оригинальным ноу-хау.

Герард Доу. Вечерняя школа. 1660-65

Герард Доу. Отшельник (Затворник)

«…Это приспособление очень помогло мальчикам, когда они любовались «Вечерней школой», маленькой жанровой картиной Герарда Доу, так как оно позволило им оценить ее блестящую технику: казалось, что картина освещена тем светом, что проникает в изображенные на ней окна. Питер отметил также красоты другой картины Доу, «Отшельник», и рассказал мальчикам несколько интересных анекдотов об этом художнике, родившемся в Лейдене в 1613 году.
— Целых три дня писать ручку швабры! — удивленно воскликнул Карл, отзываясь на слова капитана, который рассказывал о том, как необычайно медленно писал Доу.
— Да, брат, три дня. И, говорят, он потратил целых пять дней, отделывая руку на одном женском портрете. Видишь, как удивительно ярки и до мелочей выписаны все детали этой картины. Каждый день после работы он тщательно закрывал свои неоконченные произведения, а краски и кисти прятал в непроницаемые для воздуха ящики. Судя по всем рассказам, сама его мастерская была закупорена, как шляпная картонка. Художник всегда входил в нее на цыпочках и, кроме того, прежде чем начать работу, сидел неподвижно, пока не оседала легкая пыль, поднявшаяся, когда он вошел. Я где—то читал, что его картины кажутся еще лучше, если рассматривать их в увеличительное стекло. Он так напрягал глаза, обрабатывая мелкие детали, что уже в тридцать лет был вынужден носить очки. В сорок он видел совсем плохо и едва мог писать. Ему нигде не удавалось найти такие очки, которые помогли бы ему видеть яснее. Наконец одна бедная старая немка предложила ему попробовать ее очки. Они пришлись ему как раз по глазам и помогли писать так же хорошо, как раньше.
— Хм! — негодующе воскликнул Людвиг. — Вот это мне нравится! А как же эта старушка обходилась без очков, спрашивается?
— Ну, — рассмеялся Питер, — возможно, у нее были другие. Во всяком случае, она уговорила художника взять ее очки. Он был так благодарен, что изобразил на картине эти очки вместе с футляром и подарил ей. А старушка отдала эту картину бургомистру, за что получила пожизненную пенсию и до конца своих дней прожила безбедно…»
Из этого описания читателю, более искушенному, чем среднестатистический школьник, становится совершенно очевидно, что герои Додж, хотя и весьма подкованные по части истории живописи, тем не менее не особо разбираются в художественных достоинствах произведений с искусствоведческой точки зрения, предпочитая разглядывать сюжетные полотна с тщательно выписанными деталями. Герард (Геррит) Доу действительно был одним из самых популярных художников своего времени, довольно примечательным мастером голландского золотого века, который работал даже по заказам коронованных особ, но позднее вкусы публики изменились, и тонкость и невероятная точность в передаче натуры уже перестала быть основополагающим достоинством живописи , и художник был почти забыт.
Кстати, история с ручкой швабры скорее всего абсолютно достоверна, поскольку Доу писал такие деревянные элементы настолько точно, что на них можно даже различить годичные кольца дерева, из которого они были изготовлены. При этом Доу очень небрежно относился к композиции и подчас полностью игнорировал все законы перспективы. Просто ему это было не интересно и казалось менее важным, чем создание идеально похожего иллюзорного мира.
Додж называет конкретные картины, которые особенно понравились юным зрителям. Во-первых, это «Вечерняя школа». Работа была написана в 1660-х годах, в ней явно прослеживается несколько запоздалое влияние караваджизма. Далее подростки отправились смотреть картину «Отшельник». У Доу есть изрядное количество работ с таким названием, и некоторые из них действительно находятся в Рейксмюсеуме. Впрочем, все эти «Отшельники» и «Затворники» в очередной раз демонстрируют, что Доу умел вполне прилично изображать так называемое «подвальное освещение».

Герард Доу. Старуха за книгой (Мать Рембрандта). 1632

Один из мальчиков, Питер ван Хольп, рассказывает о Доу настоящий исторический анекдот, и упоминает еще одну его картину, на которой должны были быть изображены очки некоей доброй немецкой старушки вместе с футляром. К сожалению, из рассказа не понятно, был ли это натюрморт (у Доу есть и отдельные натюрморты разных жанров), или же портрет старушки вместе с ее драгоценными очками. Самый известный портрет пожилой дамы работы Доу – это «Старуха за книгой (мать Рембрандта)». Работа была выполнена в первой половине 1630-х годов и также хранится в Рейксмюсеуме. Проблема только в том, что мать Рембрандта, видимо, до старости сохранила прекрасное зрение, и на картине читает без очков. Но есть и другая картина из того же музея, жанровая сцена «Старушка, разматывающая нитки». Вот здесь на носу у героини присутствует весьма изящное пенсне в золотой оправе. Возможно, то самое, о котором упоминается в истории.

Герард Доу. Старушка, разматывающая нитки

Продолжение следует…
Tags: истории, картины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments