nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

«СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ»: ИСТОРИЯ ГОЛЛАНДСКОЙ ЖИВОПИСИ ДЛЯ МЛАДШЕГО И СРЕДНЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
Часть 1: https://nikonova-alina.livejournal.com/692502.html
Часть 2. https://nikonova-alina.livejournal.com/693346.html

Часть 3. Ян Стен. Праздник святого Николая

Ян Стен. Праздник святого Николая. 1663

Появление в «Серебряных коньках» картины, посвященной празднику святого Николая, было абсолютно обоснованно. Действие книги как раз начинается в канун праздника, и в повести есть даже отдельная глава, подробно описывающая соответствующую традицию:
«…В Голландии святой Николаас посещает землю 5 декабря, в день своего праздника. Рано утром 6–го он раздает детям сласти, игрушки и прочие сокровища, затем пропадает на целый год.
В день рождества голландцы только ходят в церковь, а потом в гости к родственникам. Зато в канун праздника святого Николааса голландская детвора просто с ума сходит от радостного ожидания. Надо, впрочем, сказать, что для некоторых ожидание не очень приятно, так как святой любит говорить правду в глаза, и, если кто—нибудь из ребят в этом году вел себя плохо, он не постесняется сказать об этом. Иногда он приносит под мышкой березовую розгу и советует родителям задать детям головомойку вместо сладостей и трепку вместо игрушек…»
Собственно говоря, об этом и повествует картина Яна Стена. Дело в том, что художник, который всю жизнь как мог выживал и боролся за существование, будучи явно недооцененным современниками, в своих картинах самым натуральным образом рассказывал настоящие истории. Но зато сейчас слава Яна Стена на родине лишь немногим уступает славе Рембрандта. К тому же он в лучших традициях своей эпохи буквально перенасыщает свои полотна всевозможными деталями, которые имеют откровенно двусмысленный подтекст. Впрочем, «Праздник святого Николая» по большей части будет понятен современному зрителю и без дополнительных комментариев.
Итак, художник представляет сцену из жизни католической бюргерской семьи, которая празднует день Святого Николая. Небольших размеров холст (82 см × 70,5 см) буквально перенасыщен всевозможными персонажами. Центром композиции, как, вероятно и любимицей семьи является маленькая девочка, одетая в праздничное золотистое платьице. Она примерно вела себя весь год, о чем свидетельствуют подарки, которые она получила – традиционное ведерко со сладостями и кукла. Но кукла – это не простая игрушка, а изображение Иоанна Крестителя, на это указывают его одежда (белая длинная рубаха из верблюжьей шерсти), нимб и крест в его руках. Есть версия, что этот игрушечный святой может означать,, что у девочки эпилепсия, поскольку в католической традиции он считается покровителем тех, ко страдает от этой болезни. Женщина, сидящая в правой части картины, - это мать девочки. Она протягивает к ней руки, словно опасаясь отпускать ее от себя, либо инстинктивно страхуя от возможного падения, если у ребенка случится приступ. Впрочем, возможно, эти жестом Стен просто подчеркнул особую заботливость женщины по отношению к младшему ребенку. Тем более, что и мать, и девочка весело смеются. Ребенок радуется подаркам, а женщина тому, что ей удалось порадовать любимую дочь.
Вообще, в семье как минимум семеро детей. Маленькая девочка, двое старших – девочка-подросток и юноша, трое мальчиков разного возраста и младенец. Помимо матери на картине также присутствует глава семейства, сидящий в центре комнаты с задумчивым и благостным видом, явно предаваясь приятным воспоминаниям о своем детстве и своих праздниках святого Николая, и бабушка.
Старший сын, который держит на руках младенца, стоя у камина, показывает малышу на дымоход, через который подарки от святого Николая и попадают в дом. Между прочим, самого младшего тоже одарили – но крепко прижимает к себе фигурный пряник с изображением святого. К тому же эта деталь служит прямым указанием на сюжет картины, который можно определить и без подписи. Этот пряник также указывает на то, что семейство, изображенное на картине – католическое, поскольку у протестантов выпекать изображения святых их теста было запрещено.
Двое младших сыновей, судя по всему, весь год вели себя прилично. Один из мальчиков, лет шести, вдохновенно поет традиционную детскую песню, прославляя и призывая святого:
«Друг святой, приди к нам в гости!
Только с розгой не ходи!
Все приветствуем мы гостя,
И восторг у всех в груди!

А за то, в чем виноваты,
Побрани своих ребяток:
Мы поем, мы поем,
Наставлений скромно ждем!

О святой, приди к нам в гости,
В наш веселый дружный круг!
Все приветствуем мы гостя,
Всех ты радуешь, наш друг!

А подарки, просят дети,
Положи в корзинки эти,
Мы поем, мы поем!
Принеси нам радость в дом!»

Второй мальчик, немного постарше, радуется своим подаркам. Святой преподнес ему клюшку и мячик, и теперь он со своими друзьями сможет отправиться играть в хоккей на канал.
А вот третьему мальчику не повезло. Скорее всего, он вел себя не слишком хорошо, безобразничал весь год (к тому же он постарше, переходный возраст и все такое), а потому вполне закономерно получил в свой башмак не конфеты, а розгу. Его ехидная старшая сестрица демонстрирует всем его пустой башмак, тогда как мальчик утирает слезы. Но и для него еще не все потеряно, ведь у него есть любящая бабушка. И не случайно, она ласково улыбается своему любимому внучку и манит его пальцем, украдкой отдергивая красный бархатный полог или занавес. Вероятно, за ним спрятан подарок, который она приготовила для него.
Передний план полотна занимает детально выписанный натюрморт, представляющий праздничное угощение. Слева на полу в плетеной корзинке лежат имбирные пряники, медовые лепёшки, различные пироги, вафли, орехи и яблоки. Справа, на низком табурете также находятся всевозможные сладости и монетки, которыми святой Николай также одаривает послушных детей и которые также отсылает к старинной традиции запекать на праздник монетки в пироги. К табурету прислонен огромный праздничный хлеб в виде ограненного алмаза, глазированный шоколадом (так называемый «дуйвекатер» (duivekater)). Это было традиционное праздничное угощение в Лейдене. Возможно, это также указывает на род занятий главы семейства, который мог быть торговцем или гранильщиком алмазов.
Вопреки обыкновению, в этой сцене Стен не иронизирует и не насмехается над героями. Он показывает вполне благополучное семейство с крепкими, дружескими и доверительными отношениями между его членами.

Продолжение следует…

Tags: анализ, истории, картины
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Марк Шагал. Над городом. 1918 Однажды, когда известный американский ученый-аэродинамик Теодор фон Карман читал публичную лекцию, его попросили в…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Дэвид Уилки. Портрет короля Георга IV в килте. 1822 По время визита английского короля Георга IV в Шотландию в 1822 году некий полковник…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Рембрандт. Философ в раздумье. 1632 Как-то раз философа и моралиста Себастьена-Рок-Никола Шамфора спросили - Почему все философы являются…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Марк Шагал. Над городом. 1918 Однажды, когда известный американский ученый-аэродинамик Теодор фон Карман читал публичную лекцию, его попросили в…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Дэвид Уилки. Портрет короля Георга IV в килте. 1822 По время визита английского короля Георга IV в Шотландию в 1822 году некий полковник…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Рембрандт. Философ в раздумье. 1632 Как-то раз философа и моралиста Себастьена-Рок-Никола Шамфора спросили - Почему все философы являются…