nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

«СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ»: ИСТОРИЯ ГОЛЛАНДСКОЙ ЖИВОПИСИ ДЛЯ МЛАДШЕГО И СРЕДНЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
Часть 1: https://nikonova-alina.livejournal.com/692502.html
Часть 2.https://nikonova-alina.livejournal.com/693346.html
Часть 3. https://nikonova-alina.livejournal.com/694177.html
Часть 4. https://nikonova-alina.livejournal.com/694895.html

Часть 5.


Лука Лейденский. Страшный суд. 1526-27

Путешествие голландских подростков продолжилось в Лейдене, где они, совершенно логично, отправились любоваться одним из самых значительных творений Луки Лейденского:
«…Поднявшись по великолепной лестнице, мальчики очутились в довольно плохо освещенном помещении, где находился шедевр Луки Ван—Лейдена, иначе Хейгенса, известного голландского художника. Уже в десять лет он хорошо писал красками, в пятнадцать сделался знаменитым. Его картина «Страшный суд» — поистине замечательное произведение, хотя написана она была в глубокую старину. Однако мальчики заинтересовались не столько достоинствами картины, сколько тем обстоятельством, что она триптих, то есть написана на трех отдельных досках, причем боковые створки, соединенные шарнирами со средней, могут, если нужно, складываться и закрывать ее…»
«Страшный суд» был написан приблизительно в 1526-27, и это действительно триптих, причем с весьма изящными фигурными створками. Но самое потрясающее в этой картине, написанной на весьма драматическую и даже трагическую тему, - это неожиданно светлый колорит. Действие в левой и центральной створках разворачивается на фоне нежно-голубых небес, что придает картине странно позитивный настрой. Даже сцена ада, размещённая в правой створке не кажется такой уж устрашающей, тем более, что и там можно увидеть маленький фрагмент золотистых облаков (хотя и подсвеченных огнем адских костров). А Христос представляется скорее не грозным судией, а Господом всеблагим и всепрощающим, искренне старающимся оставить в раю как можно больше людей.
Юные путешественники смотрели картину в Стадхейсе, то есть в городской ратуше, а сейчас она находится в лейденском городском музее истории и изящных искусств Де Лакенхал. Там же, в ратуше, они видели и другие произведения менее известных художников:
«…Мальчикам понравились также исторические картины де Моора и других знаменитых голландских художников, а Бена пришлось чуть не силой оттащить от потускневшего старинного портрета Ван дер Верфа…»

Карел де Моор. Рыболов. Ок.1700 г.

Карел де Моор. Портрет Екатерины I. После 1717 г.

Странно, что в этом абзаце упоминаются исторические картины Карела де Моора, довольно известного художника второй половины 17 – начала 18 вв., ученика Франса ван Мириса и Герарда Доу. Моор, также, как и его сын, Карел Исаак де Моор, были достаточно известными портретистами. Моор-старший писал также и жанровые сценки, а для нас он более всего ценен тем, что выполнил в начале 18 века портреты Петра Первого и его супруги Екатерины. А вот его исторические композиции мне как-то не попались.

Адриан Ван Дер Верфф. Портрет Иоанна Вильгельма Пфальцского

Художников по фамилии ван де Верфф было двое: братья Адриан и Питер. И оба они были вполне приличными портретистами. Младший, Питер, учился у старшего. Адриан ван дер Верфф был весьма востребован, причем не только в Голландии. Он работал и в Германии, был придворным художником курфюрста Пфальцского Иоганна Вильгельма, и жил попеременно то в Дюссельдорфе, то в Роттердаме. Его брат оказался не столь успешен, хотя и его работы можно увидеть во многих европейских музеях и дворцах. Так что скорее всего герои книги любовались каким-то портретом работы Адриана ван дер Верффа, у которого можно найти весьма эффектные типично барочные парадные портреты различных коронованных особ и военачальников.

Дворец Хёйс-тен-Бос. Современный вид

Свое путешествие по Голландии герои «Серебряных коньков» закончили в Гааге. Там они посетили знаменитый дворец Хёйс-тен-Бос (или «Хейс ин'т босх»), великолепную резиденция в традиционном стиле голландского барокко:
«…Босх — это великолепный парк, или лес, почти в две мили длиной. В нем находится знаменитый «Дом в лесу» — «Хейс ин'т босх», некогда бывший королевской резиденцией.
Снаружи это здание кажется слишком простым для дворца, но оно роскошно обставлено и украшено прекрасными фресками, иначе говоря — росписью: на стенах и потолках красками изображены группы людей и различные орнаменты, написанные по еще сырой штукатурке. Некоторые комнаты обиты китайским шелком с красиво вышитыми узорами.
В одной из комнат собрано множество семейных портретов. Среди них висит портрет королевских детей, которые некогда лишились отца, погибшего под топором. Этих детей не раз писал голландский художник Ван—Дейк, придворный живописец их отца, английского короля Карла I. Это были очень красивые дети… Скольких бед избежал бы английский народ, будь они так же хороши душой и сердцем, как были хороши собой!..»

Антонис Ван Дейк. Портрет детей короля Карла I

В наше время Антонис ван Дейк, ученик Рубенса, считается представителем не голландской, а фламандской школы, но в 17 веке такого жесткого разделения на школы не существовало, хотя фламандцы всегда отличались более ярко выраженной барочной направленностью своих работ, их композиции более пышные, более яркие и экспрессивные, причем это относится ко всем жанрам от исторической картины до натюрморта.
Детей Карла I Ван Дейк писал множество раз, найти конкретно тот портрет из Хёйс-тен-Бос, который упомянут в главе, мне не удалось, но его стиль прекрасно узнаваем.
В Гааге мальчики остановились в доме замужней сестры одного из участников путешествия, Питера ван Хольта. Там тоже возникла тема живописи:
«…Бену было приятно видеть на столе английские книги. Он увидел также над резным пианино портреты в натуральную величину Вильгельма Оранского и его жены, английской королевы, и это на время сблизило в его сердце Англию с Голландией…»

Геррит Ван Хонтхорст. Портрет Вильгельма II Оранского с женой Марией Стюарт

Гравюра с изображением короля Вильгельма III и его жены Марии.

Вообще, не очень понятно, портрет какого именно Вильгельма Оранского висел над резным пианино. Вильгельм II Нассау-Оранский был женат на дочери английского короля Карла I Марии Генриетте Стюарт, а их единственный сын Вильгельм III Оранский, женатый на дочери английского короля Якова II Марии Стюарт, сам был соправителем своей супруги, королем Англии и Шотландии с 1689 года.
«…В то время как Бен смотрел на портреты, мейнхеер ван Генд рассказывал мальчикам о своей недавней поездке в Антверпен. В этом городе родился кузнец Квентин Матсейс, который из любви к дочери одного художника учился живописи, пока сам не сделался великим живописцем. Мальчики спросили хозяина, видел ли он картины Матсейса.
— Еще бы! — ответил он. — Прекрасные картины! Особенно хорош его знаменитый триптих в часовне Антверпенского собора. На средней его доске изображено снятие Иисуса с креста. Но, должен сознаться, мне было интереснее посмотреть колодец его работы.
— Какой колодец, мейнхеер? — спросил Людвиг.
— Он в самом центре города, близ того же собора, высокая колокольня которого так ажурна, что французскому императору она напоминала малинские кружева. Над колодцем устроен навес в готическом стиле, увенчанный фигурой рыцаря в полном вооружении. Все это выковано из металла и доказывает, что Матсейс, работал ли он у горна или у мольберта, был и в том и другом случае великим мастером своего дела. Больше того — его громкая слава объясняется главным образом тем, что он необычайно искусно умел ковать железо…»
Квентин Массейс действительно может считаться одним из наиболее выдающихся мастеров нидерландской живописи первой половины 16 века, а легенда о его чудесном превращении из ремесленника в художника фигурирует не только в популярных, но и во вполне научных изданиях. Первоисточником информации является Карел ван Мандер с его «Книгой о художниках», а вот откуда он сам узнал эту историю, и насколько она достоверна, уже не проверить и не выяснить. Во всяком случае, никаких убедительных документальных свидетельств по этому поводу никто еще не нашел.

Колодец в Антверпене рядом с собором Антверпенской Богоматери

Тем не менее колодец, приписываемый Квентину Массейсу, сохранился до настоящего времени и действительно может считаться выдающимся произведением декоративно-прикладного искусства эпохи поздней готики.

Собор Антверпенской Богоматери

Собор, упоминаемый в тексте – это знаменитый Собор Антверпенской Богоматери. В настоящее время он более всего славится триптихами работы Питера Пауля Рубенса, а вот найти подтверждение того, что в нем находится или находился триптих Квентина Массейса, мне не удалось.

Квентин Массейс. Алтарь Гильдии краснодеревщиков (Алтарь Святого Иоанна). Ок.1511.

Наиболее известный триптих работы Массейса – это так называемый Алтарь Гильдии столяров (он же Алтарь Гильдии краснодеревщиков и Алтарь Святого Иоанна) исполненный им ок.1511 года.

Квентин Массейс. Алтарь святой Анны.

Еще один его знаменитый алтарь, Алтарь святой Анны, был написан художником для его родного города Лувена, а в настоящее время хранится в Королевский музей изящных искусств в Брюсселе.
И, наконец, в финале рассказа о путешествии героев «Серебряных коньков» по Голландии появляется образ Петра Первого, что доказывает, как голландцы гордятся своей причастностью к биографии этого царя:
«…На каминной полке стояла модель корабля, а над нею висел старинный портрет Петра I, который, как вам известно, когда-то предоставил голландским портовым кошкам удобный случай посмотреть на государя, а это – одна из кошачьих привилегий. Петр, хоть он и был русским царем, не стыдился работать простым корабельным мастером на саардамских и амстердамских доках, чтобы потом в своем отечестве применить усовершенствованные голландские методы кораблестроения. Это стремление досконально изучать и отлично выполнять всякое, даже самое маленькое, дело и заслужило ему прозвище Великого…»

Карл де Моор. Портрет Петра Первого. После 1717 г.

Вполне благосклонный отзыв. Может, над каминной полкой висел портрет работы Карла ван Моора, о котором я уже упоминала, а может это даже был Неллер.
Итак, на этом путешествие героев книги «Серебряные коньки» заканчивается, хотя их еще ожидают разные приключения и интересные события. А у нас получился, на мой взгляд, очень любопытный обзор художественных пристрастий голландской публики середины 19 века.

P.S. В первой части истории упоминалась картина, где один мальчик ел похлёбку, а другой – яйцо. Благодаря изысканиям моих читателей я могу представить это произведение здесь:

Готфрид Схалкен. Каждому свое

Tags: истории, картины, художники
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Марк Шагал. Над городом. 1918 Однажды, когда известный американский ученый-аэродинамик Теодор фон Карман читал публичную лекцию, его попросили в…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Дэвид Уилки. Портрет короля Георга IV в килте. 1822 По время визита английского короля Георга IV в Шотландию в 1822 году некий полковник…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Рембрандт. Философ в раздумье. 1632 Как-то раз философа и моралиста Себастьена-Рок-Никола Шамфора спросили - Почему все философы являются…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments