nikonova_alina

Category:

О ПОРТРЕТАХ ГАНСА БАЛЬДУНГА ГРИНА

Ганс Бальдунг Грин. Автопортрет . Ок.1503
Ганс Бальдунг Грин. Автопортрет . Ок.1503

Часть 1.

Однажды в мастерскую Альбрехта Дюрера в Нюрнберге явился некий молодой человек двадцати с небольшим лет. Юноша был хорошо одет и весьма самонадеян. Он только что прибыл в город из Страсбурга и желал стать учеником самого лучшего художника Германии. Дело было примерно в 1503 году, а молодого честолюбца звали Ганс Бальдунг Грин. Вообще его семья никакого отношения к искусству (а точнее к ремеслу художника) не имела, поскольку все предки Ганса были достопочтенными юристами. Но он с детства хотел только рисовать, и последовательно шел к своей мечте, игнорируя возражения старших родственников.
И у него все получилось. Уже через несколько месяцев занятий в мастерской Дюрера, он прочно занял место его лучшего ученика. Альбрехт доверял ему самостоятельную работу по иллюстрации книг, и Ганс Бальдунг ни разу его не подвёл.
Когда в 1505 году Дюрер уехал в Италию, Ганс Бальдунг остался в Нюрнберге руководить его мастерской. И только по возвращении мэтра он начал самостоятельную творческую жизнь, отправившись сначала в Галле, а затем в Страсбург, город своего детства
Дюрер очень многому научил Бальдунга, особенно по части графики и гравюры, но, в принципе, Ганс всегда шел в искусстве своим путём, предпочитая не копировать учителя, которого очень любил и уважал (он как величайшую ценность до смерти хранил локон Дюрера), но выражать в своих работах свое собственное отношение к жизни и к миру.
И если судить по картинам, то Ганс Бальдунг был человеком весьма циничным, прагматичным и совершенно не религиозным. При этом он никогда не скрывал своих убеждений, но умудрялся создавать такие картины, которые нравились заказчикам.

Ганс Бальдунг Грин. Мадонна с попугаем. 1533
Ганс Бальдунг Грин. Мадонна с попугаем. 1533

Особенно отчётливо разница между творческим подходом к натуре у Дюрера и у Бальдунга заметна в их портретах. Герои Дюрера могут быть некрасивы, но они всегда благородны, одухотворены и возвышенны, словно художник видит в своей модели самое лучшее, и только это и старается запечатлеть в портрете. А Бальдунг, кажется, вообще не видит в своих героях ничего хорошего, при блестящем умении передать портретное сходство, кажется, что он вообще не находит у своих моделей ничего даже отдаленно напоминающего душу.
Причем появилось это странное свойство портретной живописи у Бальдунга далеко не сразу.
Вот один из ранних его портрета, на котором изображён граф Людвиг цу Левенштейн.

Ганс Бальдунг Грин. Портрет графа Людвига цу Левенштейн. 1513
Ганс Бальдунг Грин. Портрет графа Людвига цу Левенштейн. 1513

В принципе, здесь ещё ощущается влияние Дюрера. Граф, конечно, не красавец, но он предстает перед зрителем человеком явно умным, целеустремлённым и энергичным, в общем, вполне достойным представителем своей эпохи. Бальдунг, конечно, не польстил своему герою, внешность которого вряд ли можно назвать привлекательной, однако, он и не скатился к пародии или карикатуре. Внимательный взгляд глаз, чуть брезгливо сжатые губы вполне компенсируют слишком большой нос и тяжёлую нижнюю челюсть, намекающую на родство графа с Габсбургами. Граф
Но вот проходит всего пара лет, и Бальдунг пишет портрет маркграфа Кристофа Баденского.

Ганс Бальдунг Грин. Портрет маркграфа Кристофа Баденского. 1515
Ганс Бальдунг Грин. Портрет маркграфа Кристофа Баденского. 1515

Этот портрет был написан в последний год жизни Кристофа Баденского, когда у него начались проблемы с психикой и его сыновья постепенно отстранили его от власти. Бальдунг отличался поразительной способностью с точностью фотоаппарата выписывать детали картины, и в данном случае он не упустил ни одной морщинки на лице, ни одного волоска из бороды, ни одной шерстинки из роскошного мехового воротника. Художник детально выписал эффектный головной убор маркграфа, украшенный пёстрым шнуром, в который продеты кольца с драгоценными камнями (весьма оригинальное решение), и золотым крестом, украшенным жемчугом, рубинами и изумрудами. Художник великолепно передает контраст блестящей золотой цепи и тусклой вялой кожи модели, в которую эта цепь буквально врезается. Скорее всего такой точности в обращении с деталями Бальдунга научила работа с книжными иллюстрациями.
И при этом весь вполне достойный внешний вид старого, но ещё вполне крепкого мужчины ( а на момент написания портрета Кристофу Баденскому было 62 года), портит его взгляд, тяжёлый, остановившийся, направленный куда-то вверх, словно модель уже не в состоянии сфокусироваться на художнике. Ощущение надвигающегося безумия дополняют тонкие упрямо сжатые губы маркграфа.
В принципе, конечно, невозможно точно сказать, как по времени соотносится манифест психического заболевания Кристофа Баденского и работа Бальдунга над его портретом. Но маловероятно, что портрет стали бы заказывать сыновья маркграфа, после того, как заточили сошедшего с ума отца в замке Хоэнбаден. А значит, заказ делал сам Кристоф Баденский, который, вероятно уже находился на тот момент на грани безумия.
Вероятно, Бальдунг как отличный портретист, все это прекрасно видел, но при этом не счел нужным проявить милосердие к человеку, который в принципе не был виноват в своем болезненном состоянии, а до этого вел вполне достойную и активную жизнь. Непонятно, то ли таковы были творческие убеждения Бальдунга, то ли он вообще был циником по жизни и ни в грош не ставил своих заказчиков, и тихо радовался, если они не понимали его циничного юмора. Но как бы там ни было, в портрете маркграфа Кристофа Баденского он изобразил человека, почти полностью утратившего свою личность и постепенно скатывающегося к животному состоянию.

Продолжение следует...

P.S. После написания портрета маркграф Кристоф Баденский прожил ещё около 13 лет, его землями совместно управляли его старшие сыновья. Всего у него было 15 детей, из которых только двое умерли во младенчестве.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened