nikonova_alina

Categories:

О ПОРТРЕТАХ ГАНСА БАЛЬДУНГА ГРИНА

Ганс Бальдунг Грин. Автопортрет. (вписан в панель "Распятие" Фрайбургского алтаря). 1516
Ганс Бальдунг Грин. Автопортрет. (вписан в панель "Распятие" Фрайбургского алтаря). 1516

Часть 2.

Конечно, если речь идет о конкретном заказчике, что можно предположить, что Ганс Бальдунг просто проникся неприязнью к маркграфу Кристофу Баденскому и намеренно изобразил его так, что тот оказался даже безумнее и ужаснее, чем это было на самом деле. Возможно даже, что художник вообще экспериментировал (и не очень удачно) с таким положением глаз модели, когда они кажутся закатанными вверх вместо того, чтобы представлять взгляд, обращенный к небесам. Примерно этим же временем (1514) датируется еще один мужской портрет Бальдунга с аналогичным изображением глаз:

Ганс Бальдунг Грин. Портрет старика. 1514
Ганс Бальдунг Грин. Портрет старика. 1514

Правда, этот персонаж в отличии от Кристофа Баденского безумцем совершенно не кажется, однако и до человека глубоко набожного он явно не дотягивает.

В 1515 (или по другим сведениям в 1517) году Бальдунг пишет еще один известный портрет, молодого пфальцграфа Филиппа Воинствующего.

Ганс Бальдунг Грин. Портрет пфальцграфа Филиппа Воинствующего. 1515 (1517?)
Ганс Бальдунг Грин. Портрет пфальцграфа Филиппа Воинствующего. 1515 (1517?)

Юноше на тот момент было 14 лет (кстати прозвище Воинствующий он получил только в 1529 году, когда сражался под Веной против турок), он считался большим интеллектуалом, поскольку в возрасте 13 лет был избран ректором университета в Нойбурге, который к тому времени уже закончил. Позднее он продолжил образование в Италии. При этом, уже в ранней юности будучи человеком образованным и утонченным, Филипп был весьма энергичен и деятелен, его личным девизом была фраза  «Камень не перевернут», и очевидно, что, следуя этому принципу, он старался, так сказать, «перевернуть» все, что встречалось на его пути. Очевидно, что и в столь юном возрасте, когда писался портрет, это был очень интересный и неординарный персонаж.

Но Бальдунг как будто этого не видит. На его портрете появляется изнеженный юнец, робкий и даже какой-то потерянный, что подчеркивает рука с кольцами вцепившаяся в край меховой отделки. Хрупкая фигура модели как будто утопает в роскошном одеянии, слишком большом для него, а небесно-голубые глаза и ярко красные губы придают образу юноши какую-то женственность. И самое главное: в личности героя совершенно не чувствуется никакого потенциала, который указывал бы на будущие подвиги и деяния пфальцграфа.

Женские портреты в творчестве Бальдунга встречаются реже. Вот один из достаточно типичных примеров:

Ганс Бальдунг Грин. Женский портрет
Ганс Бальдунг Грин. Женский портрет

Вроде бы неплохой портрет, вполне в духе времени. И девушка полностью соответствует идеалу красоты той эпохи. Но почему-то на этом гладком лице и идеальной алебастровой кожей незаметно ни тени эмоции. Кроме того, что эта женщина была богата (судя по дорогому и модному наряду), и видимо, замужем (если судить по простому обручальному кольцу, которое она носит рядом с перстнем на безымянном пальце левой руки), о ней невозможно ничего сказать. Была ли она верна мужу или гуляла от него? Читала ли она книги или кроме нарядов и украшений ее ничего не интересовало? Художник даже не пытается хоть что-то рассказать о ней зрителю.

В 1526 году Бальдунг пишет еще один очень известный портрет, который почему-то в статьях о нем в Википедии обозначен, как автопортрет.

Ганс Бальдунг Грин. Портрет молодого человека
Ганс Бальдунг Грин. Портрет молодого человека

Разумеется. это не так, достаточно сравнить известные и подписанные автопортреты Бальдунга с этим. Молодому человеку на картине вряд ли более двадцати лет, тогда как художнику к этому времени было уже под сорок. У героя портрета широкие скулы, мясистый нос, темно-серые глаза и каштановые волосы, тогда как у Бальдунга лицо было более узким и вытянутым (благородный овал), нос — прямым и тонким, глаза — голубыми, а волосы — светлыми. К тому же себя художник писал как правило человеком возвышенным и благородным, а этот юноша кажется весьма неприятной личностью. Художник представил его с брезгливо поджатыми губами и каким-то особенно жестким,  оценивающим взглядом слегка прищуренных глаз.

Почему же Бальдунг не видел в своих моделях ничего хорошего? То ли этот цинизм был вообще присущ его личности, то ли в какой-то момент у него как у художника наступило профессиональное выгорание, и когда он писал заказную работу, то просто мастерски фиксировал на портрете черты героя и детали его одежды, но не имел ни малейшего желания как-то взаимодействовать со своей моделью, видеть в ней еще и личность.

Но вот в 1538 году, фактически уже на закате своей творческой карьеры Ганс Бальдунг пишет портрет Амброзиуса Волмара Келлера.

Ганс Бальдунг Грин. Портрет Амброзиуса Волмара Келлера. 1538
Ганс Бальдунг Грин. Портрет Амброзиуса Волмара Келлера. 1538

И этот портрет совершенно радикально отличается от всего, что Бальдунг делала в этом жанре прежде. 

Амброзиус Волмар Келлер был племянником настоятеля церкви Сен-Пьер-ле-Жен в Страсбурге, с 1524 года это была протестантская церковь. Позднее (в 1558) Амброзиус сам станет настоятелем этой церкви. Портрет был исполнен по случаю вступления молодого человека в духовный сан, и должен был показать новый важный статус героя.

Что в этой картине уникально? Прежде всего —  пейзажный фон. Вообще, это единственный портрет Бальдунга, где он использовал такой вариант фона.  Затем, можно заметить, что он окружает модель различными предметами: это книга, которую молодой человек держит в руках, головной убор духовного лица (предположительно) в левом нижнем углу картины и виноградная лоза над его головой. Книга (надо полагать, Библия) однозначно указывает на ученость и духовность юноши, лоза — символ Христа, Божьей благодати, которая подобно лозе окружает истинных христиан, тем более, что в Евангелии Иисус говорит: «Я есмь лоза, а вы ветви».

Герой портрета откровенно некрасив, но его лицо, аскетически худое, выглядит сосредоточенным и одухотворенным. Келлер кажется полностью погруженным в свои возвышенные размышления. Положение фигуры, развернутой вправо некоторые исследователи объясняют тем, что должен был существовать парный портрет, вероятно, дяди Амброзиуса.

Вполне возможно, что этот портрет Бальдунг делал не на заказ, а по собственной инициативе, на сей раз испытывая искреннюю симпатию к своей модели. Именно поэтому портрет и получился совсем другим.

Бальдунг был конечно, блестящим портретистом, если того сам желал, но при этом странные особенности его творческого метода явно лежат где-то в области его психологии.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened