Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

Микеланджело Буонарроти. Сотворение Евы. Фреска Сикстинской капеллы
Микеланджело Буонарроти. Сотворение Евы. Фреска Сикстинской капеллы

Однажды некий бойкий репортёр, который брал интервью у Томаса Эдисона, поинтересовался у него:
- Скажите пожалуйста, сэр, ведь это вы изобрели первую в мире говорящую машину?
- Ну что вы, конечно же нет, - поспешно ответил Эдисон. - Первая мире говорящая машина появилась очень давно. И если говорить по существу, то она была создана ещё в библейские времена...
И выдержав эффектную паузу, он опасливо огляделся и с видом заговорщика прошептал на ухо журналисту:
- ...из ребра Адама!

ПРИКЛЮЧЕНИЯ САЛЬВАДОРА РОЗЫ

Сальвадор Роза. Автопортрет. Ок.1640
Сальвадор Роза. Автопортрет. Ок.1640

Часть 3. Рим-1

Накопив некоторую сумму денег на продаже своих маленьких (но очень симпатичных) пейзажей, Сальватор стал думать о том, что ему делать дальше. Ему было хорошо в Неаполе, здесь была его семья, братья и сестры, друзья, старшие коллеги, которые его уважали, его любимые окрестности города, где было так хорошо бродить с карандашом и альбомом. Но молодой и амбициозный художник, впервые почувствовавший свои творческие возможности, вполне предсказуемо стремился к чему-то большему. И эта новая успешная жизнь по убеждению Сальватора могла ждать его только в Риме.
У юноши было два козыря - во-первых, немного денег, скопленых на дорогу и первое время, а, во-вторых, его приятель-неаполитанец, который служил у кардинала Бранкаччи, человека богатого и влиятельного, и жил в его дворце. Роза рассчитывал, что знакомый ему поможет.
Итак, в середине 1630-х годов двадцатилетний Сальватор Роза прибыл в Рим. Все его амбиции сразу же были уничтожены столкновением с жестокой реальностью. Его пейзажи и жанровые сценки не заинтересовали местную избалованную публику. В конечном итоге юный живописец был уже готов просить милостыню на улице, но его приятель, на помощь которого Сальватор рассчитывал, не подвёл и поселил его во дворце кардинала Бранкаччи.

Collapse )

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Доменико Гирландайо. Тайная вечеря. Фреска  аббатства Пассиньяно. 1476
Доменико Гирландайо. Тайная вечеря. Фреска аббатства Пассиньяно. 1476

В аббатстве Пассиньяно, обители монахов Валломброзы, Доменико Гирландайо кое-что сделал совместно со своим братом Давидом и Бастьяно да Сан Джиминьяно. Они прибыли в монастырь ранее Доменико, и монахи до его прибытия кормили их плохо, так что они обратились к аббату с просьбой содержать их лучше, говоря, что неприлично, мол, обращаться с ними как с чернорабочими. Аббат обещал выполнить их просьбу, оправдываясь, что это происходило больше по невежеству прислужников, чем по злонамеренности. Но когда приехал Доменико, то все-таки все продолжалось по-старому, и потому Давид, еще раз обратившись к аббату и извинившись, сказал, что делает это не из-за себя, а из-за заслуг и доблести своего брата. Но аббат, будучи невеждой, другого ответа не дал. И вот вечером, когда они сели за ужин, вошел прислужник с подносом, заставленным мисками с бурдой для нищих, то есть все было так, как и раньше. Тогда Давид, охваченный гневом, вылил суп на монаха и, схватив хлеб, лежавший на столе, швырнул им в него и угодил так, что его унесли в келью еле живого. Аббат, который был уже в постели, вскочил и прибежал на шум, так как подумал, что монастырь рушится, и, обнаружив, что с монахом неладно, стал препираться с Давидом. Разъяренный Давид ответил ему, чтобы он убирался вон и что талант Доменико стоит больше, чем все аббаты, какие только когда-либо были в этом монастыре, такие же свиньи, как и он. Только тогда опомнился аббат и с этого часа постарался обращаться с ними, как с достойными людьми, какими они и были.

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ

Часть 5.



Обретя после смерти графа де Ферриоля свободу и финансовую независимость, Аиссе, тем не менее не бросилась радикально менять свою жизнь. Она так и осталась жить в парижском доме Ферриолей, оставаясь равноправным членом их семьи. Collapse )

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Антонио Гауди. Каса-Батльо ("Дом Костей"). 1904-06

Однажды знаменитый архитектор Антонио Гауди получил заказ на постройку дома. Когда строительство было завершено, хозяйка дома, которая была страстной пианисткой,  с ужасом обнаружила, что рояль в музыкальную комнату не проходит.
– Я всегда представлял себе ваш дом именно таким, – нисколько не смутившись, отвечал ей Гауди. – Придется вам теперь играть на скрипке.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Неизвестный художник 18 века. Портрет шута Балакирева

Шут Петра Первого Иван Балакирев приезжал в царский дворец на паре лошадей и в одноколке, также как все остальные придворные. Как-то раз вельможи пожаловались на это императору и попросили его это обидное для них сравнение запретить. Петр пообещал выполнить их просьбу.
На другой день Балакирев подъехал к дворцу в коляске, запряженной двумя козлами, и без доклада въехал в зал, где находилось множество вельмож. Пётр посмеялся этой остроумной выходке, но козлы издавали неприятный запах, и потому он запретил шуту в другой раз являться на козлах.
На следующий день, когда в приемной императора было особенно много придворных, Балакирев подъехал ко дворцу в тележке, в которую была запряжена его жена. После этого Пётр позволил Балакиреву снова ездить во дворец на паре лошадей и в одноколке.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

      Однажды в компании своих коллег-литераторов Михаил Булгаков рассуждал об отчислениях с кассового сбора, который полагается авторам представляемых пьес:
         - Да, драматурги как-то очень исхитрились – получают отчисления  от каждого спектакля своих пьес! Больше никому ничего подобного не платят. Возьмите, например, архитектора Рерберга. По его проект воздвигнуто в Москве здание Центрального телеграфа на Тверской. Даже мраморная доска удостоверяет, что построил сей дом Иван Иванович Рерберг… Однако же он не получает отчислений за телеграммы, которые подаются в его доме!..

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         В одном женском монастыре жила девица по имени Беатриса, прекрасная видом, благочестивая душой, усерднейшая в поклонении Богородице. Назначенная ризничей, она ревностно отправляла свою должность. Некий клирик увидел ее, влюбился и начал искать ее любезности. Она гнушалась его речами, внушенными сладострастием, а он тем настойчивей ее осаждал, и наконец древний враг так воспламенил ее сердце, что она не могла более этого сносить. Приступив к алтарю блаженной Девы, она сказала: «Владычица, я служила Тебе как могла благоговейно, а ныне отдаю Тебе Твои ключи, не в силах дольше терпеть искушения плоти».
         И, положив ключи на алтарь, тайком ушла вслед за возлюбленным. Он совратил ее и через несколько дней оставил. Е имея жилья и стыдясь вернуться в монастырь, она сделалась блудницей. 15 лет провела она за этим промыслом и однажды пришла к вратам монастыря. «Знаешь ли, - спросила она у привратника, - Беатрису? Когда-то она была здесь ризничей». – «Как не знать, - отвечал тот, - честная и святая женщина; сыздетства и доныне обретается в этой обители беспорочно». Не разумея, что такое он ей сказал, Беатриса хотела уйти прочь, но тут Матерь Милосердия, явившись ей, молвила так: «Пятнадцать лет, пока тебя не было, Я исполняла твою должность; ныне возвращайся на свое место и твори покаяние, ибо отсутствия твоего никто не заметил».