Category: дизайн

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ИСТОРИИ

ЖЕРМЕН БОФФРАН, ТВОРЕЦ РОКОКО
    Все исследователи без исключения признают, что одним из самых ярких и талантливых архитекторов, работавших в стиле рококо, был Жермен Боффран (1667-1754). Он считался наиболее способным учеником Ж.-А.Мансара и Жирардона, и работал не только как архитектор, но и как живописец, скульптор, историк и теоретик архитектуры, инженер. Боффран был одним из самых модных архитекторов Парижа и построил огромное множество отелей.
    С 1710-х годов можно говорить о возникновении собственно рокайльных отелей во Франции. И одним из первых в этом ряду следует назвать отель Амело де Гурней (1710-1713 гг.), построенный как раз Жерменом Бофраном.
    Основная проблема для архитектора заключалась в данном случае в том, что участок земли имел неправильную форму, поэтому Боффран в основу композиции плана помещает овальный двор. Это позволяет ему разместить с обеих сторон задние дворы для конюшен и каретных сараев, а также осветить комнаты, выходящие во двор, избегая теней от уступов. Но такой план ставит перед Боффраном еще одну проблему: как расположить комнаты, чтобы избежать неровностей, возникающих за счет вогнутой линии фасада, выходящего во двор. В вестибюле он достигает этого с помощью ниш и закруглений, лестницу и прихожую помещает в пятиугольниках, а столовая, находящаяся за прихожей, заканчивается своего рода апсидой. Комнаты, выходящие в сад, уже имеют правильные прямоугольные очертания в плане, а центральный салон - выпуклость, соотносящуюся с противоположным полукруглым ризалитом, обращенным в сад.
      Фасад, выходящий во двор, оформлен довольно сдержанно: коринфские пилястры колоссального ордера, высокая крыша с люкарнами, тонкие обрамления полуциркульных окон. Об интерьерах этого отеля судить довольно сложно, поскольку они не сохранились.
     Таким образом, в плане отеля Амело уже закрепились принципы нового стиля, хотя его фасады, в оформлении которых был использован ордер, еще отчасти сохраняют архаические черты.
      Кроме отеля Амело де Гурней ему принадлежат планы и проекты оформления декора отелей д`Аржансон, Боффран, Бризак, Кобер-де-Торен, Кольбер, Демар, Дюра, Энуйе, Лебрен, Менен, Мазарини, де Монтаран, Монморанси, Ревель, Роан-Субиз, де Сейнеле, де Торси, замка Мальгранж в Нанси, а также замков Сен-Клу, Бутефор, Сент-Уан и т.д.
      В своей "Книге архитектуры" (1745) Боффран писал: "Внутренний декор покоев является в настоящее время в Париже важной частью архитектуры. Он заставляет небрежно относится к внешнему декору не только частных домов, но и дворцов и общественных зданий. <...> Внешний декор мало интересует частного владельца, который обращает внимание только на... удобство и украшение своего дома изнутри; он расходует на это огромные суммы..."
      Наиболее интересным и ярким можно назвать декор, исполненный Боффраном в отеле Роан-Субиз (архитектор Алексис Делямер). В продолжение старых комнат, он строит павильон с салоном овальной формы и вырабатывает для каждой комнаты особую художественную программу: овальный салон первого этажа расписан в голубом и зеленом тонах и декорирован барельефами, представляющими науки и искусства; комната принца на первом этаже украшена живописными вставками, представляющими добродетели, парадная спальня принцессы на втором этаже имеет росписи на тему истории Психеи.
      В оформлении салонов Боффран активно использует маленькие камины как подставки под огромные зеркала, лепной декор с рокайльными мотивами, белые ламбри и т.п. Росписи стен и десюдепортов исполняли Буше, Ванлоо, Ла Тремольер, Ресту, Натуар. В оформлении комнат участвовали также скульпторы отец и сын Адам и Ж.-Б.II Лемуаны.
      Следует особо отметить овальный салон второго этажа. Он "представляет... один из наиболее чистых шедевров декоративного искусства всех эпох". Зеркала обрамлены полуциркульными арками с гирляндами. Эти арки связаны с панно в форме трапеций; в каждое панно вставлена картина работы Натуара, тона его живописи хорошо гармонируют с ансамблем. На голубом фоне потолка располагаются группы амуров, выполненных в высоком рельефе. Центральная розетка связана с карнизом восемью лучами, оформленными подобно кружеву. "Этот несравненный декор представляет игру цветов, которая является подлинным наслаждением для самых придирчивых глаз".
      Эмиль Байяр, характеризуя творчество Боффрана, писал, что "его произведения по своим удачам и ошибкам очень хорошо характеризуют архитектурную продукцию эпохи, являющую величие и великолепие ансамблей..."

РОКОКО: ИСКУССТВО И СТИЛЬ ЖИЗНИ

В ПОИСКАХ ЦИТЕРЫ:
ДОМА ДЛЯ ВСЕХ

Часть 28.

        Среду города помимо отелей и, возможно, в большей степени, чем отели, формируют доходные дома буржуазии. В XVII-XVIII  веке их называют les maisons d`accompagnement, то есть «дома сопровождения». Очевидно, под этим понимается то, что они сопровождают дворцы и отели, считавшиеся в ту эпоху более значительными постройками.
          К началу XVIII века в Париже многие старые доходные дома разрушаются, на их месте возводятся новые. В предыдущую эпоху этажность городских домов была ограничена  пятью этажами, теперь, очевидно, этот запрет снят, и некоторые дома достигают восьми этажей. В целом, планировка и структура фасада этих домов остается прежней, в основе своей, восходя к труду Пьера Ле Мюэ «Манера хорошо строить для всех» (1647, повторное издание 1663).

   
                              Пьер Ле Мюэ «Манера хорошо строить для всех».1647

        Эта система была закреплена и в 3 томе «Курса архитектуры» Ж.-Ф.Блонделя (1771-1777). На первом этаже доходного дома размещались помещения для одной или двух лавок, значение второго этажа, где обычно располагалась самая дорогая из квартир, сдаваемых внаем, подчеркивалось балконом. Выше на 3-5 этажах располагались более дешевые квартиры. В таком доме могла быть и мансарда. К декоративным элементам, украшавшим фасады таких домов, можно отнести рустовку, скульптурное обрамление окон, створки дверей, решетки на окнах и балконах.
          Чаще всего эти декоративные элементы исполнялись по эскизам архитектора, хотя обычно заказчик-буржуа приглашал его в качестве организатора работ. Очевидно, что подобное отношение предполагало полную творческую свободу архитектора, во всяком случае, в том, что касалось выбора элементов декора. Известно, что архитектор Ж.-Б.Вотрен, строивший дом Вотар на улице Уери, получил плату за подобные эскизы решеток и скульптурного орнамента.
          В первой половине XVIII века архитекторы используют рокайльные формы для декоративных элементов доходных домов, следуя модным тенденциям, заложенным и закрепленным в строительстве частных особняков. Чаще всего это раковины, маскароны, завитки, изогнутые линии, которые украшают окна, дверные створки или решетки доходных домов.
          Иногда архитекторы сами выступали в качестве инициаторов строительства подобных дома, предназначая их к дальнейшей перепродаже или же используя для извлечения доходов для себя. Известно, что подобные предприятия осуществлял Ж.-М.Оппенор.
        Судить о внутренней планировке и о декоративном оформлении интерьеров квартир в таких домах достаточно сложно, поскольку подобные образцы не сохранились. Однако, это очень интересная проблема, так как именно в обстановке квартир доходных домов проходили салонные собрания – основная форма культурной жизни 18 века. Хозяйки салонов чаще всего были недостаточно богаты, чтобы строить себе отели, поэтому они снимали квартиры и обставляли их по своему вкусу и с учетом материальных возможностей. Причем, это оформление не всегда соответствовало общепринятой моде. Известно, например, что в квартире Адриенны Лекуврер стены были покрыты гобеленами, что является редкостью в эту эпоху.
          Признаки стиля рококо можно найти во всех основных типах светских построек этой эпохи. Они составляют конструктивную, плановую и декоративную основу отелей, дворцов, замков, павильонов, общественных построек, а в доходных домах проявляются в декоративном оформлении фасадов.

   Продолжение следует…
 

РОКОКО: ИСКУССТВО И СТИЛЬ ЖИЗНИ

В ПОИСКАХ ЦИТЕРЫ:
БЛЕСТЯЩАЯ ЭПОХА РЕГЕНТСТВА

Часть 22.


         В 1710-е годы возникает мода на отели с новым декоративным оформлением, в связи с чем, не только в изобилии строятся новые, но и реконструируются старые отели и дворцы. К наиболее ярким примерам таких  перестроек можно отнести отели Роан-Субиз (арх.А.Делямер, 1708-1715), де Тулуз (арх.Р.де Котт, 1713), Пале-Рояль (арх.Ж.-С.Карто, Ж.-М.Оппенор, с 1715).
          Робер де Котт (1655-1735) был учеником Жюля Ардуэн-Мансара и с 1708 года его преемником на посту Первого Архитектора короля.
       К перестройке отеля де Тулуз (отель был построен для Луи I Фелипо, маркиза де Ла Врильера; в 1713 году приобретен Луи-Александром де Бурбон, графом Тулузским, сыном Людовика XIV и маркизы де Монтеспан, адмиралом Франции; в настоящее время - Национальный Банк Франции), исполненного еще в 1635 г. Франсуа Мансаром, Робер де Котт приступает в 1713 году. Эта работа не только наиболее значима для творчества архитектора, но также представляет собой один из самых ярких примеров оформления интерьера стиля Регентства.

     
             Отель де Тулуз. Вид с улицы Лаврильер                        Отель де Тулуз. Золотая галерея. Эскиз

       Де Котт частично изменяет планировку центрального корпуса здания. Он перестраивает вестибюль в парадную комнату и заменяет в ней входную дверь на нишу; делает вход в юго-восточном углу двора, заново оформляет вестибюль и ставит там парадную лестницу, а также полностью обновляет декор в комнатах. В системе парадных залов, составляющих анфиладу, имеется большой салон, к которому пристроена галерея, выходящая окнами в сад. Это знаменитая "Золотая галерея", единственное помещение, сохранившее декор де Котта до настоящего времени. Исходя из его анализа, можно выявить основные принципы и новшества, которые архитектор использовал в оформлении комнат, в том числе и парадного салона.
       В галерее была сохранена только роспись плафона XVII века работы Ф.Перрье. Панно с зеркалами, в которых отражался сад, заменили ниши. В простенках разместились росписи на аллегорические темы, связанные с деятельностью владельца отеля – адмирала Франции.
       Входная дверь и камин, которые находились напротив друг друга, были фланкированы статуями работы Вассе (Диана с головой кабана, негры). Картины и зеркала обрамлялись золочеными резными барельефами на мифологическую тематику, связанную с морем (Арион на Дельфине, Амфитрита на берегу, Нептун на колеснице и т.п.). Авторами этого орнамента были резчики по дереву Вассе, Никола Кусту, Шарпантье.
          В интерьер галереи был включен камин нового типа, также исполненный Вассе по проекту самого де Котта. Создавая новую моду, архитектор уменьшает камин в размерах и превращает его в подставку под большое еркало.
          Робер де Котт еще в 1710-е годы закладывает основы рокайльного декора интерьеров. Современники считали его "новатором плана и оформления интерьеров, изобретателем низких каминов, украшенных зеркалами". Именно у него "находят истинную связь двух стилей [Людовика XIV и Регентства]".
          Другим ярким примером проявления нового стиля в старой архитектурной среде можно считать перестройку Пале-Рояля, осуществленную Жилем-Мари Оппенором (1672-1742) для регента Франции.
Оппенор получил образование в Италии и с 1712 г. стал архитектором и сюринтендантом строений герцога Орлеанского. Перестройка Пале-Рояля была его первой работой в Париже, и в ней Оппенор проявил себя, прежде всего как декоратор.
       Реконструкция Пале-Рояля была очень важна, поскольку полностью изменила облик и стиль дворца регента, фактического правителя Франции, а, следовательно, все это декларировало смену общего курса, общей ориентации, отход от стиля жизни Людовика XIV. Эта работа Оппенора не сохранилась, так как часть дворца была перестроена в 1752-70-х гг. Пьером Контаном д`Иври; а Большой Салон и Большие апартаменты разрушены в 1748 при постройке театра "Комеди Франсез".
      Существует семь рисунков с изображением деталей декора (по утверждению Фиске Кимбалла эти рисунки хранятся в коллекции Деклу в Нью-Йорке) и план Пале-Рояля 1750 года. К сожалению, эти источники не дают ясного представления о том, как выглядела часть Пале-Рояля, перестроенная Оппенором, в частности Большой салон (или Салон Оппенора), завершавший анфиладу парадных комнат. Судя по чертежу второго этажа Пале-Рояля (1750), этот салон имел в плане форму вытянутого восьмиугольника.
       Декор интерьера салона, представленный на эскизах, нельзя назвать полностью рокайльным, поскольку салон был украшен массивными каннелированными пилястрами ионического ордера. Но небольшой камин, служащий подставкой под зеркало, овальные панно-барельефы в простенках между пилястрами являются, тем не менее, вполне типичными для рококо.
       Оппенор больше работал как декоратор, и до нас дошли, в основном, исполненные им детали оформления различных интерьеров, а также его рисунки с проектами декора. Однако современники считали, что никакой другой художник не сыграл большей роли в развитии стиля рокайль. Уже в начале его деятельности Жермен Брис, автор описания Парижа, изданного в 1713 г., писал о нем: "Прекрасные проекты и архитектурные решения, которые ежедневно выходят из его рук, заставляют знатоков уважать его как очень искусного архитектора, знатока со всех произведений, исполненных во всех жанрах искусства, которые только могут существовать, и обладающего проектами высокой степени завершенности".
       По примеру регента в эту эпоху многие богатые аристократические семьи обзаводились собственным архитектором. Например, для герцогов Роанов постоянно работал Пьер-Алексис Делямер (1675-1745, а для принцев Бурбон-Конде – Жан Обер Младший  (?-1741).

Продолжение следует…