Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ФРАНЦ МАРК. СУДЬБА ЖИВОТНЫХ. 1913


Художников часто считают пророками, поскольку у многих в произведениях, особенно созданных в преддверие каких-то глобальных потрясений, можно найти намеки или прямые указания на то, что может случиться в ближайшем будущем. Наверное, в этом нет ничего удивительного, поскольку художественные натуры, обладая исключительной восприимчивостью, умеют извлекать и фиксировать знаки грядущего, только используют для этого свой художественный язык.
Таким пророчеством, повествующим о том, что ждет Европу в 20 веке, считается и картина немецкого экспрессиониста Франца Марка «Судьба животных». Марк больше всего на свете любил животных и совершенно гениально писал их. Но картина, созданная в 1913 году, оказалась исключительно драматичной.
Название «Судьба животных» дал этому огромному полотну (196х266 см) друг Франца Марка, художник Пауль Клее. Сам Марк думал назвать ее более длинно, но более конкретно: «Деревья показывают свои кольца, животные – свои вены». В продолжение этой фразы на обороте холста он дописал: «И все живое страдает».
На холсте показан лес в постапокалиптическом состоянии, который пожирает темно-красное пламя. По лесу хаотично мечутся животные: олень, два кабана, две лошади, и еще четыре трудно опознаваемых животных которых традиционно воспринимают как оленей, либо лис и волков.
Полностью оправдывая свою концепцию, Марк помещает в центр полотна трагическую жертвенную фигуру страдающего синего оленя. Он застыл в позе полной муки, а его горло пересекает желтая молния, подобная ножу или стреле. Возможно, олень символизирует свободный дух, обреченный на гибель. Для Марка олени были священными животными, он их невероятно любил. Примерно во время работы над картиной он даже приобрел сначала оленя, а затем и дом с участком земли, достаточным, чтобы устроить для него выпас.
Двое красных кабанов в нижнем левом углу картины жмутся друг к другу, ища защиты от надвигающейся на них бури. Зеленые лошади, изображённые над кабанами, как будто пытаются переговариваться в этом хаосе. Художник пишет их в типичной для себя манере, широкими энергичными мазками. Морды остальных животных обращены вверх, словно они издают предсмертный вой. Но возможно, что так художник изобразил отчаянную мольбу к Богу о спасении от неминуемой гибели.
Пространство картины образовано пересекающимися рваными плоскостями и диагональными линиями, что вызывает ощущение хаоса. Художник сознательно подчеркивает диагональную композицию и положением животных, и красными прерывистыми линиями, напоминающими струи кровавого дождя.
Франц Марк придавал особое значение цветам, которые использовал в работе. Желтый для него символизировал чувственность и женственность, синий – мужественность и духовность, а красный – жестокость. Именно поэтому в колористическом решении «Судьбы животных» доминируют различные тона интенсивного красного.
Когда началась первая мировая война сам Франц Марк, попавший на фронт и погибший в 1916 году под Верденом, был поражен силой собственного пророчества. Но в настоящее время считается, что художник предвосхитил все войны 20 века и их трагические последствия и для людей, и ля животных.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


"Аида" на сцене театра Арена ди Верона. 2018 г.

Однажды руководство знаменитого оперного театра Арена ди Верона пригласило в качестве режиссера для очередной постановки оперы «Аида» знаменитого австрийского кинорежиссёра Георга Пабста. Он подошёл к делу с голливудским размахом, решив поразить публику особенно эффектной сценой триумфа Радамеса. Пабст запланировал передвижение по сцене огромных масс статистов, роскошные костюмы и участие животных.
В одном из цирков он раздобыл двух крупных слонов. По замыслу режиссера они с седоками должны были открыть шествие, пройти через сцену и, приблизившись к трону фараона, неподвижно замереть справа и слева от него. На репетициях все прошло прекрасно, однако во время спектакля случилось непредвиденное.
Едва послышались ликующие трубные звуки знаменитого триумфального марша, как один из слонов, видимо, обладавший особо трепетной душевной организацией, разволновался. Результатом этой взволнованности явилось колоссальное количество экскрементов, которые, словно бомба, шлёпнулись на сцену и нанесли основательный урон одежде и обуви целой группы хористов и статистов, находившихся рядом. В партере началось невероятное оживление, но этим дело ещё не кончилось.
Мгновение спустя из-за кулис выпорхнули четверо танцовщиков, которые понятия не имели о том, что случилось на сцене. Изящной балетной пробежкой они устремились к центральной части просцениума, и тут двое из них, поскользнувшись, распласталась на предательской жиже. Зал взорвался громовым хохотом, который ещё больше усилился, когда на сцене появились двое странного вида древних египтян, у каждого из которых в руках было ведро с опилками, щётка и совок.
Разумеется, спектакль оказался смазан этим несчастным случаем, а Пабста вызвали в дирекцию и убедительно попросили больше не использовать слонов в спектакле. Режиссер пытался спорить, доказывая, что на репетициях все проходило прекрасно, и вовсе не факт, что слоны будут каждый раз так себя вести на сцене, но в конце концов ему пришлось уступить.
Но он на этом не сдался, и решил заменить слонов на верблюдов. Двое двугорбых красавцев в роскошных сбруях, нагруженные военными трофеями Радамеса – золотом, слоновой костью, коврами, шкурами расположились на месте слонов по обе стороны от трона. Но как только вступили трубы, один из верблюдов принялся обильно поливать сцену. И все актеры, солисты, оркестр и публика с ужасом увидели, сколько жидкости может вместить в себя это жвачное животное. Хуже всех пришлось суфлёру, поскольку сцена Арены имела сильный уклон к просцениуму, и бурный желтоватый ручей устремился прямиком в суфлерскую будку. Бедный суфлер, бросив все, едва успел спастись где-то под сценой, сопровождаемый восторженным ревом публики.
После этого режиссер, наконец согласился с тем, что в его постановке будут участвовать только люди, и никаких животных он выпускать на сцену больше не станет.

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ


Все мы родом из детства, и как бы мы не пытались в сознательном возрасте переосмыслить те давние события, примириться с ними, оправдать себя или своих близких за что-то обидное или неправильное, осадок все равно останется, и может проявиться самым неожиданным образом.
Художник-символист Одилон Редон в детстве был ребенком слабым и болезненным. Родители (между прочим, люди отнюдь не бедные), разумеется, из самых лучших побуждений отправили его жить в деревню к кормилице. Предполагалось, что там мальчик окрепнет и наберется сил перед школой. В итоге, первые одиннадцать лет своей жизни Одилон провел не с обожаемым родителями и старшим братом, а с чужими людьми, которые всего лишь присматривали за ним за деньги.
Потом, его забрали домой, он пошел в хорошую школу, подружился с братом, который позднее ввел его в круг модных парижских литераторов, но осадок все равно остался.
Редон обожал отца, но так и не простил ему одиннадцать потерянных детских лет. В 1874 году отец Редона умер, и примерно в то же время художник начал создавать очень странные рисунки углем на цветной бумаге, ее которые сам он называл "черноты". Одной из самых известных работ этого цикла является "Улыбающийся паук", написанный примерно в 1880 году.
Это огромное для графики произведение (размер 210х148 см), выполненное углем на жёлтой бумаге. Оно представляет некое кошмарное чудовище, отдаленно напоминающее паука. Отдаленно, поскольку это нечто более всего похоже на огромный черный меховой помпон с десятью ногами (вообще-то у пауков шесть пар конечностей, а ног - четыре пары, так что получается или двенадцать или восемь).
Самое ужасное в пауке - его почти человеческое лицо с круглыми глазами, носовыми отверстиями и ртом, полным зубов, который растянут в зловещей и в то же время какой-то меланхолической улыбке.
На светлом фоне, вероятно, это стена а помещении, косматое тело паука кажется ещё более черным и громадным, тем более, что чудовищное насекомое занимает большую часть листа.
Работая углем, Редон использовал различные технические приемы. В некоторых местах он соскребал уголь острым инструментом, изображая штриховку, и иногда удалял лишний уголь влажной губкой. Закончив работу, он закреплял изображение фиксативом, который имел золотистый оттенок.
Чудовищ Редона часто называют "грустными", при всей кошмарности этих почти сюрреалистических видений, они не агрессивны и не злобны, а, скорее, несчастны, как будто за их уродливой внешность прячется тонкая ранимая душа. Вероятно, это душа самого художника, так и оставшегося где-то в глубинах своего подсознания маленьким мальчиком, не понимающим, почему папа и мама его не любят.
P.S. "Улыбающийся паук" был использован другом Редона, писателем Жорисом Шарлем Гюисмансом при описании спальни главного героя в романе "Наоборот".

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


У знаменитого физика Исаака Ньютона было две кошки, большая и маленькая. Чтобы они не мешали ему спать по утрам, Ньютон пропилил в двери два отверстия - большое и маленькое. Его сосед, увидев это, заметил, что для обеих кошек было бы достаточно всего одного большого отверстия.
- А ведь верно! - воскликнул Ньютон. - Как жаль, что эта замечательная идея не пришла мне в голову.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

Антон Чехов (Брат моего брата)

МАСЛЕНИЧНЫЕ ПРАВИЛА ДИСЦИПЛИНЫ

§. Масленица получила свое название от русского слова «масло», которое в изобилии употребляется во время блинов, как чухонское, и после блинов как oleum ricini;
§. По мнению Гатцука, Суворина и других календаристов, она начинается 28-го января и кончается 3-го февраля. Замоскворецкие же пупсики и железнодорожные бонзы начинают ее 1-го января и кончают 31-го декабря.
§. Перед масленицей сходи к мастеру и полуди свой желудок.
§. Всю неделю помни, что ты невменяем и родства не помнящий, а посему остерегай себя от совершения великих дел, дабы не впасть в великие ошибки. Истребляй блины, интригуй вдову Попову, сокрушай Ланина, сбивай с окружающих тебя предметов зеленых чертиков, но не выбирай городских голов, не женись, не строй железных дорог, не пиши книг нравственного содержания и прочее.
§. Тратясь на муку, водку и зернистую икру, не забывай, что тебе еще представит ведаться с аптекарской таксой;
§. Если тебе ведением или неведением друзья твои или враги наставят фонарь, то не ходи в городскую управу и не предлагай там услуг в качестве уличного фонаря, а ложись спать и проспись.
§. Не все коту масленица, придет  и великий пост. Если ты кот, то имей это в виду.

1885 год

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Французский поэт Поль Скаррон как-то раз посвятил собачке своей сестры мадригал, который так и назвал «Собаке моей сестры». Некоторое время спустя он поскандалил с сестрой и велел поместить в конце своего сборника в разделе типографских опечаток следующий текст:
          «Вместо заголовка «Собаке моей сестры» следует читать «Моей сестре-собаке»!

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

АЛЬБРЕХТ ДЮРЕР. МЕЛАНХОЛИЯ I

Часть 3.

          Двое других одушевленных персонажей «Меланхолии» - это крылатый младенец, восседающий на мельничном жернове, и пес, спящий у ног Гения.
          Младенца (или «угрюмого мальчугана» по определению Нессельштраус) иногда называют «путто», но скорее всего это ошибочное наименование. Путто, предвестник или спутник античных божеств, не имеет крыльев в отличие от Эрота или от ангелочков христианского мира (хотя некоторые исследователи указывают, что путто из свиты Эрота или Венеры все же могут быть крылатыми). Так что пухлый крылатый младенец, скорее всего, сродни рафаэлевским ангелочкам из «Сикстинской мадонны» (между прочим оба произведения были написаны в одно время, "Сикстинская датируется 1513-14 гг.). Любопытно, что он полностью одет.      
          Жернов, покрытый тканью с бахромой, на котором восседает Ангелочек, может быть символом послушания. Крылатый младенец что-то старательно пишет на небольшой восковой табличке, которую он придерживает на коленях. Есть версия, что он символизирует философские задатки, которые свойственны меланхоликам. Возможно также, что Ангелочек является проводником между Божественным вдохновением и Гением меланхолии, поскольку он фиксирует некие мысли или тексты, диктуемые ему свыше. В отличие от бездействующего Гения, Ангелочек занят делом.
       Справа у ной Гения находится пес, который лежит, свернувшись в клубок. Любопытно, что собаки являются единственным персонажем, который появляется во всех  трех гравюрах серии. Но собаки разные. Рыцаря сопровождает мохнатый длинноухий пес с крепкими ногами, в келье святого Иеронима радом с добродушным львом спит нечто небольшое и коротконогое, немного похожее на корги, а рядом с Гением Меланхолии скорее всего находится борзая («тощая собака» по определению Нессельштраус).

        Вообще, собака в символической системе Средневековья обозначала преданность, благоразумие и бдительность, но все-таки считалась нечистым животным, в которое наряду со свиньями иногда вселяются бесы. Исключение делалось только для борзых собак, сопровождающих благородных охотников. Борзые считались символом благородства, и только собаки этой породы помещались на гербах, обозначая преданность рыцаря своему сюзерену.
        В данном случае собака может обозначать верность Гения своему призванию и настороженность перед некоей опасностью. Тем более, что она не спит, ее голова приподнята, нос напряжен, словно она что-то вынюхивает. Кроме того собака ассоциировалась с Сатурном, который соответственно являлся планетой меланхоликов, отцом персонифицированной Меланхолии.
        Далее взгляд зрителя перемещается к многочисленным разнообразным предметам, размещенным вокруг одушевленных героев. Самые крупные и заметные из них помимо жернова, это сфера и многогранник. Многогранник размещен у основания лестницы рядом с жерновом за спиной у собаки, а сфера – в правом углу гравюры перед собакой. Многогранник, высеченный из цельного камня доминирует в левой половине гравюры. На его обращённой к зрителю грани видно нечёткое пятно, в котором угадываются черты лица. Это еще одна из загадок, оставленных Дюрером, для которой еще не нашлось более-менее правдоподобного объяснения.

        Сфера - идеальный шар, и многогранник - усечённый параллелепипед, боковыми гранями которого являются два правильных треугольника и шесть нерегулярных пятиугольников, а двенадцать вершин которого принадлежат к двум разным типам, считаются символами магической пифагорейской геометрии. Кроме того сфера, или шар, может символизировать скупость, как одно из отличительных качеств меланхолика, философию, истину или даже власть над миром. Сфера у ног Гения не имеет никаких иных отличительных признаков, словно она может принять любое из этих значений по желанию Гения.
        Гений находится на некоей террасе, ограниченной задней стеной, к которой прислонена лестница. Эта лестница символизирует собой подъем в высшее измерение, к которому стремились средневековые меланхолики. Кроме того она может означать и намек на Страсти Господни, и возможно, в более широком смысле на те муки, которые испытывает художник, создавая свое творения или же находясь в состоянии творческого кризиса.
        На творческий кризис намекают и многочисленные орудия творчества, разбросанные у ног Гения Меланхолии. Есть версия, что Дюрер изобразил его в момент перехода от действия к размышлению, когда он, отбросив инструменты, предается высоким раздумьям. За многогранником находится маленький тигель, который несомненно является символом алхимического превращения материи.       Но любопытно, что и молоток, и щипцы, и гвозди, и пила являются символами Страстей Господних либо известными символами христианских мучеников. При определенной доле воображения в качестве орудия пытки можно использовать и рубанок. Впрочем, и линейка, и рубанок также считаются характерными атрибутами Меланхолии.

Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

        При вступлении на престол императора Павла состоялось высочайшее повеление, чтобы президенты всех присутственных мест непременно заседали там, где числятся по службе. Лев Александрович Нарышкин, уже несколько лет, носивший звание обер-шталмейстера, должен был явиться в придворную конюшенную контору, которую до того времени не посетил ни разу.
         - Где мое место? – спросил он чиновников.
         - Здесь, Ваше Превосходительство, - отвечали они с низкими поклонами, указывая на огромное готическое кресло.
         - Но к этому креслу нельзя подойти, оно покрыто пылью! – заметил Нарышкин.
         - Уже несколько лет, - продолжали чиновники, - как никто здесь не сидел, кроме кота, который всегда здесь покоится.
         - Так мне нечего здесь делать, - сказал Нарышкин, - мое место занято!
         С этими словами он вышел и уже более не показывался в контору.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

       Однажды писателя-фантаста Герберта Уэллса попросили рассказать, как работает телеграф.
         - Представьте себе гигантскую кошку, - начал объяснять писатель, - у которой хвост находится в Ливерпуле, а голова – в Лондоне. Когда кошке наступают на хвост, раздается мяуканье. Точно также работает и телеграф.
         - А что же тогда такое беспроволочный телеграф? - поинтересовался один из слушателей.
         - Это тоже самое, но только без кошки! – ответил Уэллс.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

Немецкий физик и философ Вильгельм Фридрих Оствальд, рассуждая о гегелевской философии духа, как-то заметил:

- Как будут вести себя англичанин, француз и немец, если им предложат описать свойства верблюда?

Англичанин отправится в Африку, застрелит животное, отдаст набить из него чучело, которое затем выставит в музее. Француз пойдет в Булонский лес и, не обнаружив там верблюда, усомнится в его существовании. Немец же запрется в кабинете и будет конструировать свойства верблюда из глубины своего духа.