Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ХАНС МЕМЛИНГ. СИВИЛЛА САМБЕТА (ПОРТРЕТ МАРИИ МОРЕЛЬ (?)). Ок.1480
Часть 2.


Вообще, среди искусствоведов принято считать Ханса Мемлинга блестящим последователем портретной традиции, выработанной Яном ван Эйком и Рогиром ван дер Вейденом, однако тут же отмечается, что, работая в этом жанре, он зачастую бывал довольно сух и однообразен, особенно в том, что касается композиционного решения. В какой-то мере это действительно так. Все портреты Мемлинга – погрудные, трехчетвертные, все персонажи представлены со сложенными руками, словно перед молитвой, что, вероятно, следовало тогдашнему принципу изображения глубокой духовной жизни и благочестия модели. Но тем не менее, среди его портретов попадаются истинные шедевры в части изображения внутреннего мира героев. Как он это делал, не выходя из жестких рамок почти средневекового канона, понять невозможно. Вероятно, это относится к тем великим тайнам искусства, раскрыть которые не удастся никому и никогда.

Ханс Мемлинг. Мужчина с медалью

«Сивилла Самбета» вне всяких сомнений относится именно к таким великим портретам. Несмотря на то, что к моменту создания этой работы, в искусстве Северной Фландрии уже установилась ренессансная традиция писать портреты на фоне пейзажа, что передавало определенный психологический настрой и создавало для зрителя связь со внутренним миром героя, в данном случае Мемлинг предпочел использовать глухой темный фон. Возможно, таким образом он как раз скрывает от нас душу и мысли героини.
Лицо девушки вылеплено с невероятной почти любовной точностью, и несмотря на то, что оно не отличается красотой, тем не менее наделено какой-то особой возвышенной привлекательностью, и кажется одним из самых выразительных женских образов во всей портретной живописи Северного Возрождения.
Лицо героини и ее руки смещены от вертикальной лоси портрета, но ее геннин и спадающая с него вуаль уравновешивают это смещение. При этом модель не кажется статичной. Видимо, это смещение как раз и понадобилось художнику, чтобы передать внутреннее движение ее мысли при внешней почти полной неподвижности. Кстати, стоит обратить особое внимание на руки девушки, выполненные исключительно натуралистично. Кажется, что они держатся за раму и выступают за ее пределы. Именно поэтому этот портрет считается одной из первых обманок в истории европейского искусства.
Центральную вертикаль портрета четко выделяет угол белого воротника, при этом воротник оказывается как бы дополнительной рамой для портрета.
Лента, изображенная по нижнему краю рамы, содержит пророчество, которое якобы произнесла сивилла Самбета: «Ты будешь попирать зверя, владыка будет рожден для вселенной, грудь девы станет спасением мира; и явится невидимый глагол».
Конечно, в те времена любили такие многозначительные цитаты с мрачным подтекстом по поводу чего-то нехорошего, да и очередной конец света был не за горами (его ждали в 1500 году), однако не очень понятно, почему именно этот текст и образ сивиллы Самбета в целом вообще возник в искусстве конкретного места и времени. Может, это было связано как раз с гибелью Карла Смелого и предполагаемыми переменами в жизни страны, от которых ничего хорошего не ждали.
А возможно, толчок к появлению картины дала сама ее героиня. Кто знает, может эта девушка, Мария Морель, или как там ее на самом деле звали, явно умная и проницательная, в свое время как раз и предрекала такой конец Бургундского герцогства. Но вовсе не потому, что на нее снизошло откровение свыше (кстати, на ее лице нет даже следов какого-то молитвенного экстаза). Судя по всему, она была вполне в состоянии рассуждать логически и здраво анализировать политическую ситуацию, военные шансы герцога на победу и т.д. И вот перед нами портрет женщины незаурядной, умной и очень печальной, поскольку ничего хорошего ее прогнозы Бургундскому герцогству не сулят.
P.S. Если снять с нее дурацкую шапочку и убрать еще более дурацкую прическу, распустить волосы, сделать ей стильную стрижку, прикрыть этот ужасный выпуклый лоб, добавить косметики, во всяком случае подкрасить глаза и нарисовать нормальные брови, то, возможно, получится довольно симпатичная девушка.

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ХАНС МЕМЛИНГ. СИВИЛЛА САМБЕТА (ПОРТРЕТ МАРИИ МОРЕЛЬ (?)). Ок.1480

Ханс Мемлинг. Сивилла Самбета. Ок. 1480

Рассказывают, что однажды к воротам монастырского госпиталя Синт-Янс (святого Иоанна) в Брюгге пришел израненный молодой солдат. Он был из армии несчастного герцога Карла Смелого, погибшего в битве при Нанси, и оказался одним из немногих бургундцев, которым посчастливилось уцелеть. Добрые монахини выходили юношу, но, выздоровев, он отказался покидать стены монастыря, потому что влюбился в монахиню, которая ухаживала за ним. Чтобы быть рядом с любимой, он стал художником, и всю оставшуюся жизнь провел в молитвах, посте и написании благочестивых картин. И звали этого солдата якобы Ханс Мемлинг.

Госпиталь святого Иоанна в Брюгге


Конечно, это всего лишь красивая легенда. Хотя о настоящем художнике Хансе Мемлинге известно не так уж и много, но основные факты его биографии свидетельствуют о том, что к моменту гибели Карла Смелого в битве при Нанси в 1477 году, ему было уже около пятидесяти лет, и около 15 из них он провел в Брюгге. Там у него был свой дом, семья и мастерская с учениками. А до этого он учился в мастерской Рогира Ван дер Вейдена в Брюсселе и уехал из города после смерти учителя.
Но вот что любопытно. Картина, о которой я хочу рассказать, хранится как раз в старом госпитале святого Иоанна в Брюгге, где сейчас расположен музей художника. Этот женский портрет традиционно называют «Сивилла Самбета» или же «Портрет Марии Морель». Сивилла Самбета, именуемая также Персидской почиталась как величайшая из языческих пророчиц. Художник сам сделал соответствующую надпись в верхней части картины слева. А вот что касается реального имени модели, то здесь у исследователей есть большие вопросы. Виллим (Гийом) Морель был бургомистром Брюгге, и Мемлинг много работал по его заказам. В частности он выполнил портретный диптих с изображением его самого и его женв, а затем и триптих для основанной Мореелем церкви Святого Иакова в Брюгге. Портрет супруги Виллима Мореля, Барбары, действительно имеет явное родмтвенное сходство с «Сивиллой Самбета», однако исследователи утверждают, что Мария Морель была значительно младше, чем модель Мемлинга, и не могла в 1480 году выглядеть так. В принципе, можно предположить, что это могла быть какая-то еще девушка из семьи бургомистра или его супруги.

Ханс Мемлинг. Портрет Виллима Мореля и Барбары Морель. 1475

И, конечно же сейчас мы не можем установить, почему художник решил писать свою героиню как великую предсказательницу, и было ли это его собственное решение, либо такова была воля заказчицы.
Итак, на портрете изображена молодая женщина в модном и дорогом наряде, в усеченном геннине с прозрачной вуалью, ниспадающей на плечи. с элегантной подвеской на двойной плетёной цепочке на шее и с кольцами, унизывающими пальцы красивой формы. Она откровенно некрасива, и художник даже не пытался ей польстить, но в то же время очевидно умна и благородна. Её внимательный и проницательный взгляд направлен не на зрителя, а немного в сторону.
У нее очень бледная кожа, выбритый по тогдашней моде высокий лоб, и плотно стянутые волосы, практически полностью спрятанные под головной убор. Ее платье темно-пурпурного, почти черного, цвета с белым воротником над красным нагрудником или лифом.

Продолжение следует…

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ШАПЕРОН, или КАК ПРАВИЛЬНО НОСИТЬ ПЛАЩ С КАПЮШОНОМ
Часть 2.


Как только мода на шапероны утвердилась в обществе, начали изобретать новые способы, как их носить. Придумали как минимум восемь вариантов:

1. Шлык и пелерину (корнетту и патту) связывали вместе в узел на макушке, так что получалось нечто, похожее на островерхий тюрбан. При этом обе части шаперона могли быть подняты вверх или же одна из них свисала на затылок, закрывая шею.

2. Пелерина опускалась вниз, ею оборачивали шею и специальной застёжкой прикрепляли к ленте-бурреле. А шлык-корнетта свободно свободно свисала сбоку или сзади.

3. Пелерину-патту завязывали на макушке на манер петушиного гребня, а корнетта опять-таки свободно свисала сбоку или со спины.

4. Наоборот, корнетту завязывали на макушке, а патту оставляли свободно висеть.
5. Патта свободно спускалась на затылок, в то время как длинную корнетту несколько раз обматывали вокруг шеи и закрепляли. Этот вариант был, вероятно, самым теплым, поэтому так шаперон использовали зимой, особенно при верховой езде. Считается, что именно так его носила Жанна д'Арк.

6. Представительский вариант. Если было необходимо предстать перед человеком более высокого ранга или присутствовать на церковной службе, то шаперон снимали и укладывали на плечо, так что патта свисала на спину, а корнетта — вперёд, на грудь

7. Итальянский вариант: Патту, сложенную пополам оставляли свисать сбоку

8. И, наконец, тюрбан. Шаперон обвязывали широкой лентой-бурреле, так, что получалось подобие восточного тюрбана.

И только крестьяне продолжали носить шаперон в его исконном варианте – капюшон на голове, а пелерина – на плечах. Тогда как даже прислуга аристократов и богачей предпочитала делать свои шапероны из шелка и носить из, укладывая по последней моде, принятой при соответствующем дворе. Впрочем, такие эффектные и «богатые» шапероны были, скорее, в моде у публики состоятельной, но не знатной, поскольку это был ещё один способ продемонстрировать всему миру своё благосостояние.

Рогир Ван дер Вейден. Портрет герцога Филиппа Доброго

А вот аристократия и даже королевские особы предпочитали более простой и строгий, но элегантный стиль.
В середине 15 века корнетта удлиняют настолько, что она спускается чуть ли не до земли, и тогда ее обматывают вокруг шеи на манер шарфа. На флорентийский шаперон, например, уходило до 9,5 метров самой дорогой ткани, камки или шёлка. Бурреле свивали в довольно толстый жгут, и либо как раньше оборачивали вокруг шаперона, либо же накручивали ещё несколько дополнительных слоев на шаперон, чтобы ещё больше увеличить его размер.
Бурреле в то время был отличным индикатором знатности - чем больше бурреле, тем выше его обладатель стоял на социальной лестнице. Но шаперон указывал не только на это.
Во Франции и Бургундии ношение шаперонов определённого цвета указывало на принадлежность человека к определённой политической партии — причём сами партии могли иногда носить имя «шаперонов». Так, участники парижского восстания 1356 года, направленного против дофина Карла, добивавшиеся французского трона для Карла Злого, короля Наварры, носили двуцветные шапероны, у которых красный цвет символизировал Париж, а голубой — Наварру. В 1379 граждане Гента восстали против Филиппа Смелого, герцога Бургундии, и знаком принадлежности к повстанцам было ношение белого шаперона. Белый шаперон в Париже также обозначал принадлежность к восставшим во время парижских беспорядков 1415 года.

Пизанелло. Мужской портрет

Во Флоренции 15 шапероны (по-итальянски «капуччи») выдавали принадлежность к республиканской партии, в тогда как их противники носили так называемые «придворные шляпы».
С начала 1480-х годах шаперон стал постепенно выходить из моды, хотя его продолжали носить горожане и купцы. Но это была уже более простая модификация без украшений с очень короткой лента-бурреле или вообще без нее.

Мастерская Маринуса ван Реймерсвале.Двое менял

К началу 16 века в Европе шаперон практически исчез, а вот его первоначальный вариант, худ, или короткая пелерина с капюшоном, остался в качестве удобной повседневной одежды в гардеробе крестьян, и особенно пастухов.

Лорд Сесил Берли

Ещё какое-то время собственно шаперон держался на плаву как часть церемониального облачения юристов, академиков и членов некоторых из рыцарских орденов (так, например, шаперон входил в орденское одеяние французских рыцарей Звезды). Но и в этих случаях он был уже достаточно скромных размеров, часто лишённый бурреле, и крепившийся к одежде на манер капюшона.
Дольше всего, примерно до 1520 года, мода на шаперон продержалась в Италии, но только в качестве головного убора для стариков.


Пизанелло. Видение святого Евстафия

P.S. А если подумать... В мире черт знает что тогда творилось: столетняя война, эпидемия чумы, народные волнения, смена правящих домов в ведущих европейских странах... А тут дискуссия, как правильно навернуть кусок ткани на голову...

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ШАПЕРОН, или КАК ПРАВИЛЬНО НОСИТЬ ПЛАЩ С КАПЮШОНОМ
Часть 1.

Ян Ван Эйк. Портрет Джованни Арнольфини

В последнее время читатели стали часто подбрасывать мне отличные идеи для будущих постов. Вот и эта история о странном головном уборе эпохи Позднего Средневековья появилась благодаря такому предложению. Я думаю, что очень многие обращали внимание на огромные причудливой формы тюрбаны, которые украшают головы многочисленных персонажей на европейских портретах 14-начала 16 веков, и ломали себе голову над вопросами, как они это себе наворачивали, и вообще зачем носили.


Классический ранний вариант шаперона

Женский шаперон

Однозначно ответить, что это мода была такая, не получится. Тема этих головных уборов помимо чисто практического и эстетического имеет еще и социальный и даже политический аспект. Но первоначально это был всего лишь короткий плащ, а точнее даже пелерина, с капюшоном, который имел на шее застежку. Вещь была удобная. Шаперон закрывал от непогоды голову и плечи, и при этом не стеснял движений. Его часто носили в путешествиях, причем как мужчины, так и женщины (средневековый унисекс). Капюшон можно было снять с головы и сбросить на спину, и тогда он превращался в теплый плащ. Иногда капюшон дополнялся длинным шлыком, который можно было, например, обмотать вокруг шеи или головы для дополнительного тепла, а пелерину могли присобрать или украсить края фигурными вырезами или фестонами (но это уже понты для богатых). Исследователи утверждают, что такая ранняя форма шаперона могла называться «худ», и известна она примерно с 12 века.
Части шаперона имели собственные названия и со временем изменялись независимо друг от друга. Длинный шлык назывался во Франции корнетта, в Англии — типпит, но было и общевропейское название лирипип. Пелерина во Франции именовалась патта, а в Англии — кейп, а модель, украшенная фестонами — коккомб ( «петушиный гребень»). Когда позднее шаперон стали дополнительно украшать с помощью широкой ленты или узкой хлопчатобумажной ткани, обвязывавшейся вокруг головы на манер тюрбана или берета, то ее называли бурреле или рондель.

Ян Ван Эйк. Тимофей

Эволюционный скачок в истории шаперона случился где-то в самом начале 14 века, когда некто креативный, имени которого мы, вероятно, уже не узнаем, придумал носить шаперон не как все обычные люди, а надеть капюшон от него лицевым отверстием на голову, так что шлык и пелерина свешивались с двух сторон головы в качестве украшения .
(ЭКСПЕРИМЕНТ: попробуйте надеть себе на голову капюшон от куртки так, чтобы вся остальная куртка осталась спереди или сбоку, потом закиньте ее наверх, и она образует нечто вроде тюрбана вокруг головы, но при этом частично свесится вниз в районе ушей. Может получиться довольно эффектно).

Это результат моего эксперимента по изготовлению шаперона из куртки с капюшоном

Идея оказалась жутко продуктивной, и шапероны в дальнейшем начали шить именно с таким расчетом, чтобы его элементы можно было закрутить вокруг головы в форме своеобразной мягкой шляпы-тюрбана. Собственно, именно за такими причудливыми головными уборами и закрепилось в истории название «шаперон». Есть версия, что шапероны были чисто летним головным убором, хотя такое количество ткани обмотанное, вокруг головы все же кажется чрезмерным для жаркого времени года. Но с другой стороны стоит учесть, что эпоха средневековья пришлась на так называемый Малый Ледниковый период, и особой жары в Европе даже летом особо не было. Если прибавить к этому холодные каменные дома с минимальным отоплением, то такой утепленный головной убор реально может показаться вполне уместным и летом, и в помещении.

Рогир Ван дер Вейден. Прием у герцога Филиппа Доброго

Продолжение следует…

НА ЗЛОБУ ДНЯ


Только что прислали два варианта обложки моей книги. Один - эстетский, другой - хулиганский. Лично я склоняюсь к Босху, но посмотрим, как решат редакторы...