Category: история

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Как говорили, фра Филиппо Липпи был настолько привержен Венере, что, увидев женщин, которые ему понравились, что он готов был последнее ради возможности ими обладать, и если он не добивался этой возможности никакими средствами, то изображал этих женщин на своих картинах, рассудком охлаждая пыл свое любви. И это вожделение настолько сбивало его с толку, что находясь в таком состоянии, он мало или вовсе не уделял внимания тем работам, за которые брался.
         И вот в одном из таких случаев Козимо деи Медичи, для которого фра Филиппо работал в его доме, запер его, чтобы тот не выходил на улицу и не терял времени. Он же, не пробыв там и двух дней, побуждаемый любовным, вернее, животным неистовством, нарезал ножницами полосы из постельных простынь, спустился через окно и много дней предавался своим наслаждениям.
         Не найдя его, Козимо послал искать его и в конце концов все же вернул к работе; и с тех пор он предоставил ему свободу предаваться удовольствиям и очень раскаивался, что раньше держал его взаперти, памятуя о его безумстве и тех опасностях, которые ему грозили. И потому впредь он всегда старался удержать его милостями и этим добился от него большой исполнительности, говоря, что в своем превосходстве редкостные таланты подобны небожителям, а не вьючным ослам.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         В некоем краю у женщин было обыкновение избирать себе апостола по жребию. На двенадцати свечах писали имена апостолов, по одному на каждой, благословляли свечи у священника и клали все вместе на алтарь. Засим подходили по одной, чтобы вытянуть свечу, и которого апостола имя на ней обнаружится, тот делается для женщины предметом  особливого почитания и благоговения.
          Одна женщина, вытянув апостола Андрея, осталась сим недовольна и, положив свечу обратно, захотела другого. Снова вынулся ей Андрей; она однако ж упорствовала, пока не достался ей кто-то ей по нраву. Этому обретенному заступнику она усердно поклонялась всю жизнь. Однако, в смертный час увидела, что при одре ее стоит и помогает ей не он, а другой.
«Смотри, - говорит ей тот, - я – Андрей, коим ты пренебрегала».
          Из сего следует, как замечает Цезарий Гейстербахский, что иногда святые по своей воле навязывают себя людскому благоговению.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Однажды прусский король Фридрих Великий беседовал с членами академии наук и поинтересовался у них:
         - Почему бокал, наполненный шампанским, дает более чистый звон, чем бокал, наполненный бургундским?
         - Члены Академии наук при таком низком содержании, которое назначено им вашим величеством, к сожалению лишены возможности ставить подобные опыты, - с поклоном ответил королю один из академиков.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

        Одна танцовщица, которая с возрастом потеряла возможность легко и грациозно порхать по сцене, решила заняться пением. Она выучила несколько легких арий, а затем явилась к композитору Рихарду Вагнеру и попросила ее прослушать. После того, как ее вокальный репертуар был исчерпан, Вагнер попросил ее продемонстрировать свое искусства танца. Когда она закончила выступление, в комнате воцарилось молчание.        
          Наконец, артистка не выдержала и спросила:
        - Скажите же, маэстро, понравилась ли вам, как я пою?
        - Для танцовщицы весьма неплохо. И, кстати, для певицы вы неплохо танцуете, - ответил Вагнер.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Как-то раз Александр Македонский заметил, что среди его воинов есть человек по имени Александр, который во время сражений постоянно обращается в бегство. Александр Македонский подозвал тезку к себе и  сказал:
         - Прошу тебя, либо преодолей трусость, либо смени свое имя, дабы сходство наших имен никого не вводило в заблуждение.

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

В ДВУХ СЛОВАХ О «БИТВЕ АЛЕКСАНДРА МАКДОНСКОГО С ДАРИЕМ» АЛЬТДОРФЕРА
         О жизни Альбрехта Альтдорфера, уроженца Регенсбурга и виднейшего представителя «Дунайской школы» известно совсем немного, но вот его работа, «Битва Александра Македонского с Дарием» (или «Битва при Иссе») считается одним из лучших произведений во всей мировой живописи. И уж точно одной из самых величественных. К тому же это первая историческая композиция в искусстве Северного Возрождения.
Картину заказал художнику Вильгельм IV, герцог Баварии, в 1528 году. По замыслу заказчика она должна была стать одной из восьми работ, посвященных самым великим битвам прошлого. Серию должны были выполнить несколько известных мастеров, среди которых оказался и Альтдорфер.
         Сюжетной основой для картины Альтдорфера послужило знаменитое сражение при Иссе, где войска Александра Македонского разбили армию Дария, а сам он, чудом избежав гибели и плена, смог бежать и укрыться за стенами Вавилона. Эту историю художник, скорее всего изучал по «Исторической хронике» Гартмана Шеделя.
         Довольно небольшая по размерам картина (158, 4 × 120, 3 см) достаточно четко делится на три части по горизонтали. Нижнюю часть занимает сражение между армиями македонцев и персов. Воины одеты в современные для 16 века доспехи, причем македонцы одеты в бело-голубые доспехи, а персы – в красные, а у некоторых из них на головах – тюрбаны. Александр Македонский руководит сражением из правого угла картины. Он изображен отдельно, верхом на своем белом коне Буцефале. Дарий бежит с поля боя в колеснице, запряженной тремя конями, в самом центре картины. Воины Александра очень напоминают европейских рыцарей, а персы – современных им турок. Возможно, это указания на современные художнику события, связанные с осадой турками Вены в 1529 году.
         В центральной части произведения размещен горный пейзаж с руинами, башнями укрепленного замка и городскими домами, а также часть морского побережья. Это восточная часть Средиземного моря с островом Кипр, за ним перешеек, соединяющий Азию и Африку, и Красное море, а правее – Египет с дельтой Нила, легко узнаваемой по семи рукавам реки. Альтдорфер писал этот пейзаж по географическим картам своего времени, и сделал его точным и узнаваемым, и при этом абсолютно фантастическим, поскольку увидеть одновременно все, что художник уместил на картине, невозможно. Город Исс на картине более похож на типичный южно-немецкий городок 16 века.
        В верхней части картины находится темнеющее небо, на котором можно одновременно увидеть восходящий лунный серп и заходящее солнце. Присутствие обоих небесных светил по замыслу художника должно придать происходящему характер вневременности. В центре верхней части своей работы, Альтдорфер помещает картуш с латинским текстом, поясняющим происходящее: «Александр Великий победил последнего Дария, после того как были убиты 100000 пеших персидских воинов и более 10000 всадников и взяты в плен мать, супруга и дети короля Дария, в то время как Дарий скрылся с 1000 всадников». Шнур с кольцом, свисающий с этой таблички, помогает зрителю определить главную ось картины, и направляет его взгляд точно в центр, где происходят основные события произведения.
       По сути, Альтдорфер вышел далеко за рамки задачи, поставленной заказчиком, и создал не иллюстрацию к локальному эпизоду всемирной истории, а поистине апокалиптическое произведение, повествующее о глобальной битве, в которой сошлось все человечество.