Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Энрико Карузо. Автопортрет перед приемной воронкой граммофона. 1902

Находясь в зените своей славы, Энрико Карузо был настолько популярен, что его многочисленные поклонники подражали ему абсолютно во всем – в манере ходить и разговаривать, в одежде и в причёске. Как-то раз певец, торопясь на концерт, зашёл в первую попавшуюся парикмахерскую, и попросил постричь его «под Карузо». Парикмахер внимательно посмотрел на него и сказал:
- Простите, сеньор, но эта прическа может настолько испортить вашу внешность, что я, пожалуй, не возьмусь за такую работу.

МУЗЫКА

ВЕЛИКАЯ ГЕРЦОГИНЯ ГЕРОЛЬШТЕЙНСКАЯ: ПРОБЛЕМЫ СЦЕНОГРАФИИ

ВЕЛИКАЯ ГЕРЦОГИНЯ ГЕРОЛЬШТЕЙНСКАЯ. АФИША ПРЕМЬЕРНОГО СПЕКТАКЛЯ. 1867
ВЕЛИКАЯ ГЕРЦОГИНЯ ГЕРОЛЬШТЕЙНСКАЯ. АФИША ПРЕМЬЕРНОГО СПЕКТАКЛЯ. 1867

Признаюсь сразу, я не являюсь особенным знатоком оперной музыки, но просто среди прочего океана музыкальных стилей и направлений выбираю именно это. Я слушаю оперу как дилетант, или скорее, как обычный нормальный зритель, для которого, собственно, и работают все многочисленные музыкальные театры мира. 

Collapse )

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Жан-Огюст-Доминик Энгр. Портрет Никколо Паганини. 1819

Однажды во время гастролей в Париже, опаздывая на концерт, Никколо Паганини нанял извозчика и попросил его ехать к концертному залу побыстрее.
- Сколько я должен вам заплатить? – спросил он у извозчика.
- Десять франков, - не моргнув глазом, заломил немыслимую цену предприимчивый возница.
- Вы шутите?
- И не думаю. Возьмёте же вы по десять франков с каждого, кто будет сегодня на концерте слушать вашу игру на одной струне.
- Хорошо, - ответил Паганини, - я заплачу вам десять франков, но только в том случае, если вы довезете меня на одном колесе!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Кристиан Вильгельм Генрих Теодор Видер. Карнавал в Риме. 1858

Однажды на карнавале в Риме внимание публики привлекла компания, одетая бродячими музыкантами. Среди них выделялась особенно комичная пара – очень толстый мужчина и очень худая женщина. Они виртуозно играли на гитарах, а их спутники распевали веселую песенку:

Слепые мы и рождены
Жить для страданья.
В день веселья не оставьте
Нас без подаянья.

Зрители недоумевали: откуда у бродячих музыкантов такое поразительное мастерство? Тогда никто так и не догадался, что толстяка изображал Джоаккино Россини, который ещё больше увеличил природную полноту с помощью подушек, а женщиной нарядился худой Паганини. Песенку, которую распевали друзья музыкантов, сочинил специально для карнавала сам Россини

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Шарль Бонье. Портрет композитора Гектора Берлиоза. 1851

Однажды к Гектору Берлиозу обратился начинающий композитор с просьбой дать оценку его сочинениям. Берлиоз посмотрел ноты и сказал:
- К сожалению, должен сказать, что вы не обладаете даже минимальными музыкальными способностями. Я не хочу вводить вас в заблуждение, чтобы вы могли, пока ещё не поздно, избрать другую профессию.
Когда огорченный юноша уже вышел на улицу, в квартире Берлиоза вдруг распахнулись окно, композитор высунулся наружу и закричал:
- Молодой человек! Постройте! Если говорить по чести, то знайте, что когда я был в вашем возрасте, мой тогдашний профессор сказал мне тоже самое, что я вам сейчас!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Александр Головин. Портрет Ф.И.Шаляпина в роли Олоферна. 1908

У знаменитого русского певца Федора Шаляпина был секретарь и помощник по имени Петр, который помимо прочих обязанностей считал своим долгом оберегать своего хозяина от назойливых журналистов, фотографов и театральных критиков. Однажды во время европейских гастролей в гостиницу, где остановился певец, пришел известный музыкальный критик. Как обычно, его встретил секретарь со словами:
- Прошу прощения, господин Шаляпин сейчас занят, но на все ваши вопросы могу ответить я.
- Каковы планы маэстро Шаляпина на ближайшее время? – спросил посетитель.
- Мы едем в Милан, где будем петь в Ла Скала, затем в Лондоне дадим концерт в честь его величества короля Георга V, а потом…
- Все отлично, Петр, - загремел голос Шаляпина из соседней комнаты. – Только не забудь взять меня с собой!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Вилла Энрико Карузо Беллосгуардо в Ластра-а-Синья

Когда знаменитый тенор Энрико Карузо приобрел виллу, то сразу пригласил рабочих для ремонта. Однажды, когда он репетировал в доме, исполняя арии и песни, к нему в комнату вошел подрядчик и сказал:
- Маэстро, я к вам буквально на минутку… Вы хотите, чтобы ремонт дома поскорее закончился?
- Разумеется, - ответил певец.
- Тогда перестаньте петь, прошу вас. Иначе мои каменщики так и не приступят к работе, ведь они только и делают, что слушают ваше пение.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Михаил Вербов. Портрет Леонида Собинова. 1922

После окончания университета будущий знаменитый русский тенор Леонид Собинов некоторое время работал помощником присяжного поверенного в конторе известного адвоката Плевако и одновременно начинал свою вокальную карьеру, выступая в благотворительных концертах. После одного из выступлений он получил первый в своей жизни лавровый венок, с гордостью принес его на службу и повесил в своем кабинете. Однажды к нему пришел очередной клиент, и пока Собинов составлял ему какое-то прошение, внимательно разглядывал этот венок, украшенный красными лентами.
- Это что же, - грустно спросил он, наконец, - после клиента остался?

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЯН СТЕН. КАВАРДАК, или ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ РОСКОШИ. Ок.1663
Часть 2.


Ян Стен. Кавардак. Ок.1663

Несколько особняком среди персонажей картины стоит фигура молодого скрипача. Иногда его называют старшим сыном супружеской пары, но на мой взгляд это совершенно маловероятно. Collapse )

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Поль Сезанн. Увертюра к «Тангейзеру» (Девушка у пианино). 1869

Джоаккино Россини очень критически относился к творчеству Рихарда Вагнера, полагая, что в его музыке нет главного – мелодии. Как-то раз он пригласил к себе на обед компанию друзей. После обильного и роскошного застолья все вышли на террасу с бокалами вина, когда из столовой донёсся невообразимый шум. Сначала послышался звон, потом стук, грохот, треск, гул и, наконец, стон и скрежет. Гости замерли в ужасе и изумлении. Россини отставил бокал и отправился в столовую настолько быстро, насколько ему позволила его весьма солидная комплекция. Через несколько минут он вернулся и с улыбкой сообщил присутствующим:
- Благодарение Богу! Это всего лишь моя служанка зацепила скатерть и опрокинула на пол всю сервировку. А то я уж было подумал, что кто-то осмелился в моем доме сыграть увертюру к «Тангейзеру» Вагнера.