Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Аделина Патти в роли леди Харриет в опере «Марта» Фридриха фон Флотова. Фотография Камилла Сильви

В конце 19 века одна американская газета распространяла среди мировых знаменитостей анкету, среди вопросов которой был и такой:
«Что такое любовь?»
Итальянская певица Аделина Патти ответила на него так:
«Сказать я не умею… Я могу это спеть!»

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Эндрю Кэррик Го. Музыкальная история Шопена. 1879

Когда Фредерик Шопен будучи еще ребенком должен был впервые участвовать в публичном концерте, мать и старшая сестра очень долго и очень аккуратно одевали его в специально сшитый костюмчик. Когда после концерта, прошедшего с невероятным успехом, юного музыканта дома спросили, что больше всего понравилось публике, то он с гордостью ответил:
- Мой белый кружевной воротничок!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Генри Реберн. Преподобный Роберт Уокер, катающийся на коньках на озере Даддингстон. Ок.1795

Однажды знаменитый немецкий скрипач Йозеф Иоахим приехал на гастроли в Ганновер. Дело было зимой, и музыкант, который сразу же стал любимцем местных жителей, часто ходил на каток. Но спортсменом он был никудышным и, катаясь на коньках, часто падал. Как-то раз, когда он в очередной раз шлепнулся на лёд, к нему подъехал сторож катка, помог подняться, а потом назидательно сказал:
- Да, господин Иоахим, кататься на коньках – дело непростое. Это куда труднее, чем пиликать на скрипке.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Анри Матисс. Урок фортепиано. 1923

Однажды один из приятелей композитора Джоаккино Россини рассказал ему о своем знакомом, который собрал огромную коллекцию орудий пыток всех времён и народов.
- А есть в этой коллекции фортепиано? - поинтересовался Россини.
- Конечно же, нет.
- Значит, в детстве он не учился музыке…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ



Знаменитый итальянский баритон Маттиа Баттистини продолжал свою сценическую карьеру до семидесяти лет. При этом он сохранил всю силу и гибкость голоса, широту дыхания, что неизменно вызывало у его слушатели восхищение и удивление. Однажды после очередного успешного выступления он отвечал на вопросы журналистов. Когда его спросили, как же ему удалось сохранить голос в таком солидном возрасте, он ответил:
- Я целых двадцать шесть зим прожил в России, а вы должно быть прекрасно знаете, что лёд отлично сохраняет всё, что хотите.
И Баттистини весело рассмеялся.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Сцена из первой постановки оперы Пьтро Масканьи "Сельская честь"

Однажды итальянский композитор Пьетро Масканьи дирижировал в миланском театре Ла Скала на премьере своей новой оперы и заметил, что одна его знакомая графиня оставила театр после второго акта. На следующий день он выразил даме свою неудовольствие по этому поводу.
- Не обижайтесь, дорогой, - ответила, оправдываясь, графиня, - ведь я должна придерживаться хорошего тона и всегда покидать театр после второго акта.
Через некоторое время она пригласила композитора на любительский оперный спектакль, где исполняла небольшую арию в последнем, третьем акте постановки.
- Ну как я пела? - обратилась она после спектакля к Масканьи.
- Я считаю, что вы нарушили правила хорошего тона, - ответил композитор, - ибо вам следовало уйти после второго акта.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Борис Шаляпин. Портрет Сергея Рахманинова. 1940

Знаменитый композитор и пианист Сергей Рахманинов всегда старался избегать вездесущих фотографов-папарацци, которые преследовали его во время концертных выступлений в Америке и Европе. Однажды он приехал с концертом в один американский город и договорился с организатором гастролей, что не выйдет из вагона, пока все пассажиры не разойдутся, чтобы не встречаться с фотографами и репортерами. Рахманинов долго ждал в вагоне, пока перрон не опустел, и только после этого его окольными путями провели к ожидавшей машине. Однако, когда музыкант подъехал к гостинице, оказалось, что один из фотографов уже поджидает его там. Рахманинов быстро вошёл в лифт, и фотограф успел снять только его спину. Но настырный папарацци не сдался и дождался момента, когда Рахманинов отправился в ресторан. Как только музыкант сел за столик, фотограф появился, как будто из-под земли, и навёл на него свою камеру.
- Оставьте меня в покое, я не хочу сниматься, - сказал Рахманинов, и в последнюю секунду успел закрыть лицо руками.
На следующее утро в газете он увидел фотографию своих рук, закрывающих лицо, с надписью: «Руки, которые стоят миллион».

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Пан учит Дафниса игре на многоствольной сиринге. Копия древнегреческой скульптуры III-II вв. до н. э.

Однажды в Афинах выступал некий музыкант. Играл он настолько плохо, что все присутствующие были возмущены и громко выражали свое недовольство. Аплодировал ему лишь один Диоген.
- Неужели тебе понравилась эта скверная игра? – удивился его сосед.
- Нет, не понравилась, - ответил Диоген. – Но я хвалю его за то, что он будучи плохим музыкантом, всё же играет вместо того чтобы воровать!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Валентин Серов. Портрет композитора Николая Римского-Корсакова. 1898

Однажды кто-то из критиков сказал композитору Николаю Римскому-Корсакову, что музыка одного из его учеников очень похожа на музыку Александра Бородина. Римский-Корсаков ответил на это:
- Если говорить о музыке, что она на что-то похожа, то это ещё не страшно. Вот если музыка совсем ни на что не похожа, тогда дела плохи!

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

БЛИСТАТЕЛЬНАЯ ИДА РУБИНШТЕЙН

Часть1.

Валентин Серов. Портрет Иды Рубинштейн. 1910

Среди знаменитых русских артистов, которые участвовали в первых «Русских сезонах» Дягилева, есть одно имя, которое, кажется, всегда старались замалчивать. Это невероятная Ида Рубинштейн, непрофессиональная танцовщица, которая проложила путь на сцену неимоверным усилием воли, дополненных астрономическими денежными суммами, которые она, единственная наследница многомиллионного состояния своих родителей, вполне могла потратить на свою единственную истинную страсть – сцену.

Лев Бакст. Костюм Клеопатры для одноименного балета

Михаил Фокин давал ей частные уроки и ставил хореографические номера, Лев Бакст делал костюмы и декорации для ее антреприз, которые она сама и оплачивала. Ещё с детства все ее наставники в один голос твердили, что у нее нет таланта ни к танцам, ни к пению, ни к актёрской игре. Однако она упорно шла к своей цели, и в конце концов, появилась на открытии «Русских сезонов» в 1909 году в театре Шатле в компании Анны Павловой, Вацлава Нижинского и Тамарой Карсавиной в балете «Клеопатра».

Ида Рубинштейн в балете "Клеопатра"

Тогда ее впервые и увидел художник Валентин Серов. Обычно знатоки балета относились к Иде Рубенштейн и ее выступлениям более чем скептически, публику больше волновали скандалы, которые периодически возникали вокруг ее имени (то ее семейство запирает ее в психушку в Париже, чтобы она перестала рваться на сцену, то цензура запрещает спектакль «Саломея», где она должна была танцевать «Танец семи покрывал» и в финале остаться практически обнаженной, в платье, состоящем из одних бус). Но Серов был потрясен пластикой Иды Рубинштейн и нашёл в ней воплощение Древнего Востока. «Монументальность есть в каждом её движении, — восхищался художник, — просто оживший архаический барельеф».

Ида Рубинштейн. Фотография 1912 г.

В 1910 году также в Париже Валентин Серов попросил Иду Рубинштейн позировать ему для портрета. Историк искусства Джон Эллис Боулт утверждал, что Серов решил писать танцовщицу в заброшенной часовне парижского монастыря. Впрочем, судя по всему, на такую экзотику художник все же не решился и писал Иду Рубинштейн в своей парижской мастерской.
В воспоминаниях Игоря Грабаря об истории создания портрета Иды Рубинштейн рассказывается следующее:
«… Серов видел Рубинштейн в Париже в роли Клеопатры, которую она танцевала почти обнажённой, и нашел в ней столько стихийного, подлинного Востока, сколько раньше не приходилось наблюдать ни у кого. Он был до такой степени увлечен ею, что решил во что бы то ни стало писать её портрет. Серов находил, что Ида дают не фальшивый сладкий затасканный Восток банальных опер и балетов, а сам Египет и Ассирию, каким-то чудом воскресшие в этой необычайной женщине… Ида позировала ему обнажённой, как никогда патрицианки позировали Тициану…»
Свидетельницей сеансов в парижской мастерской Серова была художница Нина Симонович-Ефимова, которая записала впечатления в своих воспоминаниях. Ее потрясла стильная и изящная танцовщица с оригинальными чертами лица:
«…Овал лица, будто нарисованный в одну линию; нос благородной формы. И красивое, матовое, бледное лицо с черными волосами, падающими завитками. Современный силуэт с лицом древней эпохи, из легендарной Индии. Эта подлинность привлекала Серова тем, что исключала всякое представление о поверхностном, надуманном…»
Работал художник довольно быстро, уже в том же году завершенная картина была приобретена у него для Русского музея, а в 1911 году экспонировалась на московской выставке «Мира искусства» и на международной выставке в Риме.

Продолжение следует…