Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ДЖОРДЖОНЕ. ТРИ ФИЛОСОФА
Часть 2. ТРАКТОВКИ СЮЖЕТА: ВОЛХВЫ


Вероятно, версия о том, что на картине Джорджоне представлены волхвы, была самой ранней изо всех прочих вариантов трактовки сюжета данной картины. В сознании человека той эпохи, чья жизнь была теснейшим образом связана с христианскими традициями, трое мужчин разного возраста автоматически ассоциировались с тремя волхвами. Их было принято изображать как представителей трёх различных возрастов и трёх различных сторон света и национальностей. Считается, что Мельхиор был старцем и королём Аравии, Каспар – юношей и королём Тарса, а Валтасар – средних лет и королём Эфиопии. Таким образом, персонажи с картины Джорджоне вполне вписываются в эту традицию, за одним исключением: Валтасар у него, конечно, смуглый, но не негр.
Волхвы наблюдали за Вифлеемской звездой, следовательно были учеными и астрономами, на что могут указывать астрономические приборы, которые можно увидеть в руках у младшего и старшего персонажей Джорджоне. Чтобы проследить путь звезды, они поднялись на гору, видимо, ту самую, которая на картине кажется окутанной волшебным синим туманом, и теперь с, с помощью компаса, квадранта и астрономической карты будут изучать движение звезды, сверяясь со своими учеными записями. Можно предположить, что младший из героев заметил Вифлеемскую звезду, старший определил ее астрономически, а мужчина средних лет истолковал ее явление, основываясь на пророчестве Валаама:
«Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых».
Далее в картине присутствует пещера, которая может быть той самой, где согласно популярной европейской средневековой легенде Адам и Ева , изгнанные из земного рая, они спрятали свои сокровища, а затем там якобы произошло чудесное воплощение Иисуса Христа в нового Адама. Еще более однозначно в таком контексте воспринимается указание на пещеру на картине как на Пещеру Рождества.
Вход в пещеру обрамляет плющ, обозначающий вечную жизнь и бессмертие, а также намекающий на грядущие Крестны ее страдания Иисуса. Рядом с пещерой изображена смоковница, символ греха, который будет искуплен Жертвой Иисуса. У подножия пещеры находится источник воды, символ крещения. Приглушенный закатный свет, заливающий задний план картины, кажется исходящим не от заходящего солнца, а от Вифлеемской звезды.

Сальвадоре Сеттис. Фотография 2013 г.

Несмотря на определенную логичность и обоснованность, эта трактовка в настоящее время большинством искусствоведов не поддерживается. Пожалуй, единственным, кто продолжает ее отстаивать, является известный итальянский искусствовед и археолог Сальвадоре Сеттис, человек блестяще эрудированный и глубоко уважаемый в соответствующих кругах (в частности, в 1994-99 годах он был директором Музея Гетти в Лос-Анжелесе), но в данном случае не нашедший поддержки среди коллег.

Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Ботанический сад в Упсале. Гравюра 1770-х гг.

Как-то раз осмотреть ботанический сад в Упсале, где директором был знаменитый ботаник Карл Линней, пришли его друзья-учёные, члены шведской Академии наук. Один из них случайно прикоснулся к стеклянному шару, который стоял на постаменте в качестве украшения перед фонтаном, и очень удивился: стекло было горячим с теневой стороны и холодным с солнечной. Академики очень заинтересовались этим странным явлением и даже заспорили о том, что именно могло вызвать такой необычный эффект. Одни говорили о концентрации тепла, другие – об ослабленном теплоизлучении.
Линней не принимал участия в споре своих гостей. Вместо этого он подозвал к себе садовника и спросил:
- Скажи пожалуйста, почему часть шара, находящаяся в тени, теплее, чем противоположная, обращённая к солнцу? Как ты это объяснишь?
- Да потому что один бок этого шара долго был повернут к солнцу и сильно нагрелся. А я, испугавшись, что шар может лопнуть, повернул его наоборот… - невозмутимо ответил садовник.

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

АПОЛЛИНАРИЙ ВАСНЕЦОВ. ОЗЕРО

        Аполлинария Васнецова, младшего брата Виктора Васнецова сейчас мы больше всего помним как автора исторических пейзажей с изображением древней Москвы.    Но современники очень ценили его и как пейзажиста, во всяком случае, самой первой его картиной, приобретенной Павлом Третьяковым еще в 1883 году был пейзаж «Серенький денек».
        В 1902 году Аполлинарий Васнецов на выставке московского художественного объединения «36-ти художников» свою новую картину «Озеро». Банальное название нисколько не помешало зрителям, причем самым искушенным, как зачарованным,  часами стоять перед полотном. Художник Абрам Архипов так писал об этом: «Это, действительно, было нечто удивительное! У меня перед глазами, как живая, стоит публика, любовавшаяся «Озером». И какая публика! Ее расшевелить и удивить могло только нечто из ряда вон выходящее!» Нечто аналогично восторженное писал и Михаил Нестеров: «Картина эта должна повернуть весь пейзажный мир. Это реквием. В нем тихо спят людские страсти». И это при том, что в творчестве самого Нестерова можно найти немало таких тихих и глубокомысленых пейзажей с озерами.
        Вероятно, идея пейзажа с озером, появилась у Васнецова еще в самом начале 1900-х годов, когда он работал над декорациями к опере-кантате С.Василенко «Сказание о граде Великом Китеже и тихом озере Светояре» (не путать с оперой Николая Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», декорации для которой Аполлинарий Васнецов делал в 1906 году).
        Легенда о волшебном граде Китеже, который дабы спастись от нашествия татаро-монголов силой молитвы его жителей был погружен в воды волшебного озера Светлояр (или Светояр), была очень популярна на рубеже 19-20 вв. Видимо, в ней можно было уловить некоторые параллели с текущими событиями в стране, которые очень многих пугали (и не без оснований).
        Озеро Светлояр, с которым связывают легенду находится сейчас в Нижегородской области и является местом паломничества в основном неоязычников, которые обожают отмечать на его берегах праздник Ивана Купалы. Между прочим, Нижегородская область граничит с Кировской, в дореволюционном прошлом – Вятской губернией, где и родился Аполлинарий Васнецов. Его отец, сельский священник помимо того, что неплохо рисовал, еще и увлекался местным фольклором, да еще и слыл философом. Очень может быть, что в первый раз легенду об озере Светлояр Аполлинарий услышал еще в раннем детстве.
        Эти места, несмотря на то, что они находятся почти в центре Нижегородской области, считались труднодоступными, заповедными и старообрядческими. А старообрядцы блюли там истинную, как они полагали, веру, ту самую, которую спасали от захватчиков-нехристей отважные жители города Китежа.
        Между прочим, татаро-монголы действительно доходили до этих мест. Битва на реке Пьяне, в которой сошлись войска князей Дмитрия Суздальского и Бориса Городецкого и Булат-Тимура, хотя и заколнчилась победой русских войск, но была одной из самых кровавых страниц этого мрачного периода русской истории. Видимо в те времена и родилась легенда о городе, который не покорился.
        Многие из тех, кто побывал в этих местах и раньше, и даже в наши дни, утверждают, что при определенном освещении на дне Светлояра действительно можно увидеть купола церквей и крыши домов, а при тихой безветренной погоде на закате или рассвете услышать тихий колокольный перезвон. Эта легенда подвигла нескольких исследователей опуститься на дно озера с аквалангами (были такие экспедиции еще в 1960-1970-е гг.), но ничего определенного обнаружить им так и не удалось. В принципе, Нижегородская область вся стоит на карстах, и сообщения о том, что где-то провалился или начал проваливаться дом, в местных новостях не редкость. Правда, я не уверена, что карстовый провал может увлечь под землю целый город, даже не слишком большой.
        Так что озеро, которое пишет Аполлинарий Васнецов на картине, это однозначно нижегородский Светлояр. Другой вопрос, писал он его с натуры, по памяти, или же это оказался некий обобщенный образ. Васнецов мог побывать там во время своего путешествия на Урал в 1890-91 гг., мог заехать по дороге на родину в село Рябово, а мог воссоздать на полотне какие-то обобщенные воспоминания.
        Определённые реалии настоящего Светлояра на картине увидеть можно: это и густой хвойный лес, и деревня.
        Зритель как будто находится на одном из берегов озера под вековыми соснами. Картина имеет довольно своеобразную композицию, которая создаёт ощущение непосредственного взгляда на пейзаж. Ее центр занимает просвет между двумя могучими соснами, где мы видим темно-зеленую траву с лесными цветами на этом берегу, бликующую гладь озера, светлую у ближайшего берега, и непроницаемо-черную ближе к другому берегу, более высокому и глинистому, и сплошную стену мрачного непроходимого леса, которую художник пишет как единое целое, не выделяя отдельные деревья.
        Единственная деталь, помимо условно обозначенных деревенских домов в просвете, неожиданным для лесной чащи, это фигура женщины, собирающей цветы в правой части картины.
        Картина написана в довольно мрачных темно-зеленых и фиолетовых тонах, которые хорошо контрастируют со светлым вечерним небом. Еще одним светлым пятно является одежда героини. Хорошо уравновешенная трехчастная композиция придает пейзажу то самое ощущение гармонии и умиротворения, которое испытывают все зрители перед этой картиной. Некоторую загадочность создают фантастически переплетенные ветви сосен и елей в верхней части картины, как будто слегка намекая на тайну, которую скрывают темные воды озера.
        Ели и сосны – деревья вне времени, они не теряют листва зимой, поэтому их присутствие создает атмосферу бесконечности. Впрочем, темно-зеленая трава с легкой желтизной и светло-серое небо, которое, вероятно, сопутствовало пасмурному дню, предполагают, что картина была написала ранней осенью, когда природа начинает постепенно замирать в преддверии бесконечной зимы.

 

НА ЗЛОБУ ДНЯ

Прочитала статью на портале "Культура" о том, что сейчас творится во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике. Конечно, первая реакция вполне предсказуемая: ужас-ужас, опять в сферу культуры вторгаются дельцы, которым глубоко наплевать на все наши культурные традиции с музеями и образовательными центрами, которые готовы порушить и срыть все, что можно вплодь до всемирного наследия ЮНЕСКО, только бы извлечь прибыль. Но потом я задумалась. Ведь есть и обратная сторана проблемы: кошмарный, ничем не прорбиваемый консерватизм музейного сообщества. И проблема тех весьма еще многочисленных российских музеев, чьи руководители вошли в профессию еще чуть ли не при Сталине. Конечно, очень сложно сохранить определенный баланс между желанием все перестроить и обновить и здравым решением сохранить то, что уже очень неплохо работает. Но, вероятно именно к этому и должен стремиться разумный руководитель такого сложного организма, каким является любой музей. А что касается Владимиро-Суздальского музея заповедника, сильно подозреваю, что все закончится вмешательством прокуратуры. Почему-то именно эта силовая структура чаще всего выносит свой вердикт по поводу проблем с нашими культурными ценностями.