Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ОХОТНИКИ, ДАМЫ И ЕДИНОРОГИ:
«Охота на единорога» & «Дама и единорог»
Часть 1.https://nikonova-alina.livejournal.com/733491.html
Часть 2. https://nikonova-alina.livejournal.com/734211.html
Часть 3. https://nikonova-alina.livejournal.com/736053.html
Часть 4. https://nikonova-alina.livejournal.com/736833.html
Часть 5. Анна Бретонская


Анна Бретонская

Итак, наиболее разработанная версия происхождения гобеленного цикла «Охота на единорога» предполагает, что это был заказ к свадьбе Анны Бретонской с Людовиком XII. Однако сразу следует заметить, что абсолютно никаких фактических доказательств этого нет. Collapse )

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ОХОТНИКИ, ДАМЫ И ЕДИНОРОГИ:
«Охота на единорога» & «Дама и единорог»
Часть 1.https://nikonova-alina.livejournal.com/733491.html
Часть 2.https://nikonova-alina.livejournal.com/734211.html
Часть 3.https://nikonova-alina.livejournal.com/736053.html

Часть 4.


Охота на единорога. Единорог обороняется

Итак, как мы уже выяснили, сцена охоты на единорога в средневековой культурной традиции скорее всего не имеет к настоящей охоте даже на такого экзотического зверя, как единорог, никакого отношения, а является аллегорическим изображением свадьбы. Collapse )

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Ян Стен. Кавардак (Остерегайтесь роскоши). 1663

Образы, созданные художником Яном Стеном настолько глубоко вошли в народную культуру, что существует распространённон голландскон выражение «семья Яна Стена». Так голландцы называют семьи, где взрослые пренебрегают своими обязанностями, а дети растут как трава на пустыре. Выражение появилось, поскольку Стен написал огромное количество картин из жизни таких беспутных семейств, они ему прекрасно удавались и пользовались огромным успехом у публики.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Василий Суриков. Плоты на Енисее. 1862 (первая известная работа художника)

Рассказывали, что в ранней юности, окончив уездное училище, Василий Суриков устроился работать писцом в губернское управление, поскольку у семьи не было денег на его учебу в гимназии. Как-то раз, переписывая какой-то длинный и скучный документ, он машинально нарисовал на его полях муху. Она выглядела так реалистично, что губернатор Павел Замятнин, которому принесли бумагу на подпись, тщетно пытался согнать её с листа. А тут ещё его дочь, семья которой снимала второй этаж в доме Суриковых, рассказала отцу о талантливом сыне хозяйки. Замятнин, недолго думая, взял у Сурикова несколько рисунков, и вместе с картинами ещё одного талантливого красноярца Г. Шалина отправил их в Петербург, после чего последовало приглашение на экзамены в Академию художеств.

НА ЗЛОБУ ДНЯ

НОВОГОДНИЕ ТРАДИЦИИ, или КАК ПРАВИЛЬНО ПРОВОДИТЬ СТАРЫЙ ГОД И ВСТРЕТИТЬ НОВЫЙ


Константин Юон. Волшебница Зима. 1912

Наши предки знали толк в верных приметах и обычаях, ведь от точного их наблюдения и соблюдения сильно зависела вся их будущая жизнь. Все следовало выполнить в точности, а иначе будущий год мог оказаться совершенно непредсказуемым.
Для начала старый год следовало проводить так, чтобы у него не возникло ненароком желания задержаться или вернуться. Ритуал, посвященный изгнанию старого года, был тщательно расписан по ролям. Роль старого года как правило исполнял молодой парень, которого гримировали под старика, приделывая ему бороду и густые брови из мочала. Затем его одевали в самую старую и рваную одежду, которую только можно было найти в деревне, и сажали на стул посреди избы дожидаться полуночи
Ровно в полночь в избу вбегал мальчик или подросток, наряженный в новую, специально сшитую одежду: красную рубаху и белую шапку, украшенную золотыми кистями и обшитую золотым галуном. Он под радостные крики собравшихся сталкивал со стула своего предшественника и садился на его место. А старый год при общих криках и насмешках, подгоняемый голиком (то есть веником из голых прутьев), а иногда даже и поленом, выталкивается вон из избы. После этого все начинали поздравлять друг друга с Новым годом, желали каждому здоровья, добра и достатка.
Эти поздравления часто были в песнях и припевках:
С Новым годом!
Со всем родом!
Чтоб здоровы были,
Много лет жили!
Или:
Новый год пришел,
Старый угнал,
Себя показал!
Ходи, народ,
Солнышко встречать,
Мороз прогонять!
Как правило, желали хорошего урожая и приплода у скота, а ещё побольше деток в доме:
Сею-вею, подсеваю,
С Новым годом поздравляю!
Со скотом, с животом,,
С малым детушкам,
с малолетушкам!
Сколь на кусточке веточек,
Столь у вас было бы детушек!
Ну а потом, мальчик-Новый год требовал у хозяев награды и угощения:
Открывайте сундучок,
Подавайте пятачок,
Хоть блин,
Хоть сала клин!
И если хозяева пожадничают, и не одарят важного гостя, то год для них будет неудачным, такова примета.
На столе даже в самом бедном доме должен был быть молочный поросенок для достатка, а сам стол старались собрать как можно более разнообразным, это делалось для того, чтобы весь год в доме было изобилие.
Девушки во время новогодней ночи старались одеться во все новое, а потом ещё несколько раз переодеться, чтобы весь год были обновки. Ещё нужно было подмести под столом, и если среди мусора находилось хлебное зерно, то это была верная примета к замужеству. А чтобы узнать, какой будет жених, в первый день Нового года надо было сходить в сарай с дровами и вытащить из поленницы первое попавшееся полено. Если попадется ровное и длинное, значит жених будет статный и красивый, а если короткое и сучковатое, то стало быть, окажется маленький и неказистый.
В новогоднюю ночь девушки иногда ходили ночевать на ток, где молотили хлеб. Если ей слышался звон, то это точно к замужеству, а если молотьба, то жених будет богат. Можно было бы ещё пойти к дому соседей и послушать, о чем они говорят. Если скандалят, то ничего хорошего не дождешься, а если молятся, то это к свадьбе.
Ещё в новогоднюю ночь проверяли, кто в семье сколько проживет. Каждый брал свою ложку, наливал туда воду и выставлял на мороз. Если вода замерзала ямой, то владельца ложки ждала тяжёлая болезнь или даже смерть, а если наоборот, бугром, то это означало хорошее здоровье и долгую жизнь. Смерть могла предсказать и другая примета, когда все родственники брали по практике и ставили у стены избы на улице. Тот, чей прутик ночью упадет, точно не жилец.
В первый день Нового года нельзя было раздавать долги, чтобы потом весь год не расплачиваться. Ещё нельзя делать тяжёлую и грязную работу, чтобы потом весь год не трудиться без отдыха. И в карты нельзя было играть, а то урожая не будет.
В общем, все как всегда – как Новый год встретишь, так его и проведешь.
Сею-вею, посеваю,
С Новым годом поздравляю!
На Новый год, на ново счастье
Уродись, пшеничка,
Горох, чечевичка!
На поле – кранами!
На столе – пирогами!
С Новым годом, с новым счастьем, хозяин, хозяюшка!

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

УИЛЬЯМ ХОГАРТ. МОДНЫЙ БРАК
Часть 2. Вскоре после свадьбы


Уильям Хогарт. Вскоре после свадьбы. 1743-45

Итак, купеческая дочка и графский сын поженились и началась у них, некоторым образом, семейная жизнь. Типичное утро этой семейной пары Хогарт представляет во второй картине цикла «Вскоре после свадьбы».
Для начало стоит сказать, что утро в молодой семье начитается уже после полудня. Часы на стене показывают двадцать минут второго. Супруга выглядит энергичной и радостной, довольно бодро потягивается, из чего следует, что она только встала. А вот супруг, судя по костюму и шляпе, всю ночь провёл вне дома. Он только-только вернулся, совершенно обессиленный. Художник откровенно намекает на то, где и чем именно графский сын занимался ночью. Из его кармана торчит дамский чепчик, который обнюхивает собачка. Молодой человек столь утомлен, что этого даже не замечает. У его ног лежит сломанная шпага, что возможно намекает на его импотенцию, а возможно и на его задиристый нрав.
Впрочем, очевидно, что и у графини вечер удался. Она провела время в приятной компании за игрой в карты. К этому занятию она, видимо относится очень серьезно, поскольку у её ног лежит книга Эдмонда Хойла о висте (то есть она пытается теоретически подковаться), а чуть дальше разбросана колода карт. На вечеринке были и музыканты, на что указывает футляр со скрипкой и нотный сборник, лежащие рядом с перевернутым стулом в левом нижнем углу картины. Графиня чувствует себя абсолютно раскованно, она сидит в весьма неженственной позе с широко раздвинутыми ногами. На юбке ее модного домашнего наряда можно заметить большое влажное пятно как следствие чьей-то небрежности. Взгляд полузакрытых глаз графини обращен вправо, и, кажется, даже, что с помощью карманного зеркальца она подаёт сигналы кому-то, кто находится за пределами картины. И опять, как и в предыдущей картине, муж и жена сидят рядом, но даже не смотрят друг на друга, между ними – чайный столик с посудой, но на нем всего одна чашка, то есть слуги заведомо предполагали, что завтракать будет только их хозяйка.
Из зала через комнату проходит управляющий имением графа, который держит в руках пачку неоплаченных счетов и лишь один оплаченный (то есть приданное супруги явно уже подходит к концу). Еще один персонаж – небрежно одетый полусонный слуга, который, зевая, лениво пытается наводить порядок в зале, где накануне графиня принимала гостей. В обоих помещениях, которые показывает нам художник, царит полный бардак, что свидетельствует о том, что хозяйство молодых супругов пребывает в полном расстройстве, и сами они, занятые лишь развлечениями и личной жизнью, совершенно безразличны к своему общему дому и быту. Короче говоря, на самом деле никакой семьи у них нет.
На стене в зале висят три картины с изображениями апостолов и еще одна, вероятно, настолько неприличная, что её закрыли зелёной занавеской, из-за которой видна лишь обнажённая ступня. Видимо, это должно демонстрировать общий уровень морального падения супругов.
И над камином, рядом с которым они сидят, также имеется картина, изображающая амура среди развалин. Амур играет на волынке, а стрел у него нет. Вероятно, эта композиция символизирует неудачный брак, в котором нет и никогда не было любви.

Продолжение следует…

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

УИЛЬЯМ ХОГАРТ. МОДНЫЙ БРАК
Часть 1.

Уильям Хогарт. Брачный контракт. 1743-45

Конечно, это не Хогарт придумал рассказывать историю в цикле последовательных картин, и не он первым начал писать сценки из современной жизни с морализаторским и сатирическим подтекстом. Но он считается первым по крайней мере среди англичан, кто рискнул высмеять нравы высшего света, а не довольствоваться историями из жизни третьего сословия.
В 1743-45 годах Хогарт создал серию из шести картин под названием «Модный брак», а, точнее, «Брак по моде» (Marriage à-la-mode). Это история семейной жизни, оказавшейся весьма короткой, двух молодых представителей высшего общества – графского сына и дочери богатого купца.
Первая картина цикла – «Брачный контракт», - повествует о том, как заключался этот супружеский союз. Действие сцены происходит, вероятно в доме графа Сквандера, отца жениха, что подчёркивает тот факт, что данный брак не имеет никакого отношения к небесам, а создаётся исключительно по прагматическим земным соображениям.
Брачный контракт подписывают отцы будущих мужа и жены. Граф, восседающий на кресле с балдахином за спиной, держит в руках длиннейший свиток с изображением своего генеалогического древа, ведущего начало от Вильгельма Завоевателя, а отец невесты, богатый, но скупой купец, через лорнет скрупулёзно изучает текст брачного контракта. Граф, судя по всему, болен подагрой, поскольку его нога без туфли покоится на специальной подставке, а рядом с креслом стоит костыль. Это указывает на то, что он злоупотреблял различными излишествами, что, вероятно и привело к его разорению и, как следствие, к необходимости заключать брак между его наследником и девушкой из более низкой социальной среды.
Граф и купец сидят за столом, на котором помимо чернильного прибора и свечи разложены купюры и рассыпаны монеты. Возле стола стоит ростовщик в скромной одежде, который в одной руке держит долговые расписки графа, а в другой денежные купюры. Видимо, он собирается вернуть расписки графу, поскольку уже получил часть долга. Нотариус, одетый в длинную черную мантию, демонстративно отвернулся от сцены торга и смотрит в открытое окно, за которым находится городская площадь. Дом на ней – это новый особняк графа, строительство которого остановлено из-за его долгов. Судя по всему, граф обитает в весьма престижном районе, и хозяину очень не хочется лишиться своей недвижимости переехать куда-то в менее престижное место.
Будущие супруги, в целом, довольно симпатичные, хотя и простоватые, молодые люди, сидят рядом на одном диване, но даже не смотрят друг на друга: жених любуется своим отражением в зеркале, а невеста заигрывает с другим молодым человеком, адвокатом по имени Сильвертанг, который полирует ее обручальное кольцо, что можно считать очевидным намеком на ее будущую неверность.
Очевидно, что это отцы жениха и невесты заинтересованы в браке детей, чем они сами, поскольку благодаря этому союзу семья жениха избежит финансового краха, а семья невесты приобретет вожделенные связи в высшем обществе.
На картине присутствуют несколько символов, которые однозначно указывают на грядущие последствия такого брака. Это собаки, скованные одной цепью, которые обозначают супружеские отношения сложившиеся не по любви, а по принуждению. А также на грядущие моральные и физические страдания супругов и печальный конец всего этого предприятия намекают и картины, развешанные на стенах: «Давид и Голиаф», «Мученичество св. Лаврентия», «Убиение Авеля», «Св. Себастьян», «Юдифь и Олоферн».


Продолжение следует…

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ТИЦИАНО ВЕЧЕЛЛИО. ЛЮБОВЬ ЗЕМНАЯ И ЛЮБОВЬ НЕБЕСНАЯ
Часть 3. Версии: свадебная


Как это обычно бывает для таких сложных композиций, смысл сюжета картины «Любовь земная и любовь небесная» исследователям однозначно определить так и не удалось. При этом картина считается одной из самых изученных за весь период систематического изучения искусства. Начать с того, что неизвестно первоначальное название картины. До официального утверждения названия «Любовь земная и любовь небесная» галерей Боргезе в 1833 году, в каталогах и различных источниках она фигурировала как «Три типа любви» (с 1650), «Любовь одетая и разоблаченная» (в смысле раздетая), «Женщина святая и земная» и т.п.
Кроме того, исследователи, занимаясь трактовкой сюжета, учитывали и тот факт, что Тициан, в отличие от Джорджоне, не увлекался философией и эзотерикой и вряд ли стал особо заморачиваться с изобретением суперутонченного тайного языка символов для заказной работы. Так что вполне возможно, что он просто нарисовал то, о чем его попросил заказчик, особо не вдаваясь в смысл деталей.
Итак, основных концепций с объяснением символики картины существует три:
1. Свадебная;
2. Литературная;
3. Эзотерическая.
После того, как исследователями был идентифицирован герб Никколо Аурелио на передней стенке саркофага и была документально установлена история его брака с Лаурой Багаротто, многие решили, что нечего искать зебру там, где и без того скачет целый табун лошадей.
Таким образом, в этом варианте трактовки дама одетая является либо портретом Лауры Багаротто в свадебном наряде, либо аллегорической фигурой, олицетворяющей любовь в браке. Загадочный сосуд под ее рукой является всего лишь шкатулкой для рукоделия, обозначающей домашний очаг и роль женщины в доме как его хранительницы. На брак также указывают и детали, сопровождающие одетую героиню: белый цвет её платья (символ невинности), пояс (символ целомудрия и верности), перчатки (также символ верности и женской чести), миртовый венок на голове (символ блаженства и чувственной любви), розы (символ земной страсти) и даже распущенные волосы (обозначают статус невесты и невинность).
Обнаженная дама в таком случае представляет собой воплощение богини Венеры, которая благословляет брак, поднимая курильницу с благовониями. Ритуальный светильник может символизировать священность брачного союза и одновременно сладость любовных утех. Венера склоняется к невесте, словно желая посвятить ее в некие священные любовные таинства. Её сопровождает Купидон, еще один традиционный символ любви.
Некоторым диссонансом может показаться лишь мраморный саркофаг, напоминающий о смерти в картине, перенасыщенной символикой счастливой семейной жизни. Помимо намека на конкретные семейные трагедии невесты, саркофаг может , с принципе, служить и более абстрактным символом скоротечности земной жизни и земного счастья, противовесом которому и должна быть вечная божественная любовь. К тому же чистая вода, заполняющая его, может обозначать рождение новой жизни, то есть обретение бессмертия в потомстве. Пожеланием плодовитости в браке обычно считается и пара кроликов на холме.
Некоторые исследователи полагают, что Тициан мог написать и реальный пейзаж. Возможно, это местность недалеко от Серравалле в Пьемонте, где художник вроде бы жил некоторое время. Таким образом замок слева предположительно соответствует башне Сан-Флориано, а водоем – озеру Морто. Впрочем, есть и другая версия, по которой Тициан изобразил вид холмов близ Азоло, а замок слева – это Рокка Асолана.

Серравалле в Пьемонте. Современный вид

Азоло. Современный вид

Продолжение следует…