Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Людвиг Девриент в роли Ричарда III

Как-то раз известный немецкий актер Людвиг Девриент играл Ричарда III на сцене одного из берлинских театров. Это была одна из лучших его ролей, и, как правило, спектакль проходил под восторженные аплодисменты зрителей. Но в этот раз, когда в пятом акте актер произнес знаменитые слова: «Коня! Коня! Венец мой за коня!», откуда-то с галереи раздался голос одного из зрителей:
- А не хотите ли осла?
- А почему бы и нет! Только, пожалуйста, пройдите на сцену, чтобы вас оседлали, – ответил нерастерявшийся Девриент.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ



Однажды художник и главный режиссер Ленинградского театра комедии Николай Акимов присутствовал на совещании у министра культуры Екатерины Фурцевой. Время для выступающих в такой высокой инстанции было ограниченным, регламент очень жёстким, но Фурцева постоянно всех перебивала и отнимала драгоценные минуты. Не вытерпев такого вмешательства, Акимов встал и сказал:
- Екатерина Алексеевна, давайте, как у шахматистов, поставим часы - вот ваше время, а вот наше!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Сцена из первой постановки оперы Пьтро Масканьи "Сельская честь"

Однажды итальянский композитор Пьетро Масканьи дирижировал в миланском театре Ла Скала на премьере своей новой оперы и заметил, что одна его знакомая графиня оставила театр после второго акта. На следующий день он выразил даме свою неудовольствие по этому поводу.
- Не обижайтесь, дорогой, - ответила, оправдываясь, графиня, - ведь я должна придерживаться хорошего тона и всегда покидать театр после второго акта.
Через некоторое время она пригласила композитора на любительский оперный спектакль, где исполняла небольшую арию в последнем, третьем акте постановки.
- Ну как я пела? - обратилась она после спектакля к Масканьи.
- Я считаю, что вы нарушили правила хорошего тона, - ответил композитор, - ибо вам следовало уйти после второго акта.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Неизвестный художник. Портрет князя Александра Шаховского. 1825

Как-то раз известный в начале 19 века драматург князь Александр Шаховской присутствовал на репетиции одной из своих комедий. Сцена представляла собой комнату при вечернем освещении. Шаховской был недоволен всем и всеми, волновался, бегал, делал замечания артистам, бутафорам, рабочим и, наконец, обернувшись к лампе, стоявшей на столе среди сцены, закричал ей:
- Матушка, не туда светишь!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Дмитрий Кардовский. Иллюстрация к последнему акту пьесы "Горе от ума" А.Грибоедова. 1912

Как-то раз один молодой драматург пожаловался Владимиру Немировичу-Данченко на отсутствие хороших тем.
- Что же, я могу предложить вам такую тему, - ответил Немирович-Данченко, - некий молодой человек, влюбленный в девушку, после отлучки возобновляет свои ухаживания, но она предпочитает ему другого, куда менее достойного.
- Что это за сюжет? – скривился драматург. – Сплошной шаблон и пошлость.
- Вы находите? – улыбнулся Немирович-Данченко. – А вот Грибоедов сделал из этого недурную пьесу. Она называется «Горе от ума»!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Константин Станиславский в роли полковника Вершинина в пьесе "Три сестры"

Однажды Константин Сергеевич Станиславский, который играл в «Трех сестрах» роль полковника Вершинина в одной из сцен представился актеру Василию Лужскому, исполнявшему роль Андрея Прозорова:
- Прозоров!
Лужский от неожиданности поперхнулся и ответил сдавленным голосом:
- Как странно – я тоже!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Ольга Делла-Вос-Кардовская. Портрет В.И. Качалова. 1937

Когда в Художественном театре молодые актеры показывали свои постановки, то после окончания спектакля они обступали корифеев театра, чтобы узнать их мнение.
Василий Качалов в таких случаях был всегда исключительно благодушен.
- По-моему, вы очень хорошо играете… Мягко так, тонко…, - говорил он кому-то из исполнителей.
- А я, Василий Иванович?
- По-моему, и вы хорошо.
- А я?
- И вы… тонко… так. И вот вы хорошо играете.
- А я сегодня не играл, Василий Иванович!
- Все равно… по-моему, очень хорошо.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ



Как- то раз на сцене Малого театра знаменитая актриса Мария Ермолова играла в одной пьесе вместе с молодым актером Южиным. В самый кульминационный момент спектакля за сценой раздался выстрел, и Южин выбежал на сцену, чтобы сообщить, что муж героини покончил с собой. Ермолова в страшном волнении подала свою реплику:
- Кто стрелял?
Южин, не переводя дыхания вместо «ваш муж» выпаливает:
- Вах мух!
Ермолова в ужасе повторяет:
- Мой мух?!
И падает без чувств.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Бенуа-Констан Коклен (Коклен-старший), первый исполнитель роли Сирано де Бержерака

Как-то раз французский драматург Эдмон Ростан присутствовал на генеральной репетиции очередной постановки своей знаменитой пьесы «Сирано де Бержерак». Актер, исполнявший роль Сирано, обратился к нему с вопросом:
- Неужели у главного героя этой пьесы обязательно должен быть такой длинный нос?
- Артист, исполняющий роль Сирано, должен, безусловно, иметь или большой нос или большой талант, - ответил Ростан.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Василий Каратыгин в роли Нино в пьесе«Уголино» Николая Полевого

Как-то раз за кулисы к актеру Василию Каратыгину зашёл некий драматург Сорокин, автор достаточно посредственных пьес, которые никогда не имели успеха на сцене, и сказал:
- А вы помните ли мою драму, в которой и участие некогда принимали участие?
- Это какую? – насторожился Каратыгин.
- «Царскую милость», - с гордостью произнес автор название своего детища.
- Ну, еще бы, мой друг, - ответил Каратыгин, - конечно, хорошо помню… Я ведь очень злопамятен!