Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Оноре Домье. Вагон третьего класса. 1860

Однажды когда Марк Твен ехал в поезде, в купе вошел контролёр. Твен стал искать в карманах свой билет, но безуспешно. Наконец, кондуктор, который знал писателя в лицо, сказал:
- Ладно, не беспокойтесь. Предъявите мне свой билет, когда я пойду обратно. А если вы его не найдёте, тоже не беда. Это такая мелочь.
- Нет уж, какая там мелочь! - запротестовал Твен. - Я обязательно должен найти этот проклятый билет, иначе как я узнаю куда я еду?!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Дижон

Однажды Марк Твен путешествовал по Франции и ехал на поезде в Дижон. Поезд был проходящим, в Дижон прибывал поздно ночью, и поэтому Твен попросил проводника разбудить его:
- Я очень крепко сплю, - сказал он, - а когда вы будете меня будить, может быть, я даже буду кричать. Так не обращайте на это внимания, и непременно высадить меня в Дижоне.
После этого писатель с чистой совестью заснул, а когда проснулся, было уже позднее утро, и поезд подъезжал к Парижу. Он побежал к проводнику и начал ему выговаривать:
- Вы даже не представляете, насколько я сейчас сердит! – кричал Твен.
Проводник удивлённо посмотрел на него:
- Вы не так сильно сердитесь, как тот американец, которого я ночью высадил в Дижоне, - спокойно сказал он.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

        Как-то раз во время путешествия на поезде по Англии, Марку Твену пришлось сесть в вагон, который был переполнен. Только в одном купе сидел единственный пассажир. Твен тотчас занял там место, но его спутник сказал:
         - Должен предупредить вас, сэр, чтобы вы не садились в это купе. Дело в том, что у меня острые формы скарлатины и дифтерита.
         - Ничего, - сказал Твен, устраиваясь поудобнее. – Я все равно решил покончить жизнь самоубийством в одном из ближайших туннелей. 

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Густав Климт терпеть не мог поездок, а особенно путешествий за границу и всячески их избегал. Но однажды ему пришлось отправиться в Италию. На вокзале в Вене его посадили на поезд знакомые, а во Флоренции, где у него была пересадка, его должен был встретить приятель Карл Моль.
Когда поезд прибыл, Моль встал возле заграждения в конце платформы, где проходили все приехавшие пассажиры. Он дождался, когда прошли все, кто сошел с поезда, но Климта среди них не оказалось. Тогда Моль бросился на вокзал, начал бегать по всем помещениям и всех спрашивать о художнике, пока, наконец, не нашел Климта в одиночестве сидящем в зале ожидания в компании огромного чемодана.
        - Что ты здесь делаешь, Густав?! – воскликнул Моль со вздохом облегчения
        - Жду тебя, - лаконично ответил художник.
        - А если б я тебя не нашел, что бы ты стал делать?
        - Уехал бы домой следующим поездом, - пожал плечами Климт.

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

Вячеслав Шварц. Вешний поезд царицы на богомолье во времена Алексея Михайловича.1868

      Эта картина довольно своеобразно сочетает в себе два в одном: исторический жанр и пейзаж. У нас ее всегда очень высоко ценили, это полотно считалось первой ласточкой реалистической исторической живописи.
          Искусствоведы всегда восхищались тщательностью проработки исторических деталей, всеми этими мехами и бархатом, драгоценной сбруей на лошадях, царскими возками с двуглавыми орлами, оружием стрельцов и т.д. и т.п.
          Советское искусствоведение видело в сюжете картины некие обличительные моменты, богатый царский поезд со свитой в роскошных шубах и, по контрасту, бедная деревня с деревянной церквушкой, убогие избы, крестьяне в одних рубахах, вышедшие посмотреть на невиданное зрелище и подобострастно кланяющиеся проезжающим.
          Но все-таки самое замечательное в этом полотне – это пейзаж. Весна, очевидно март, или самое начало апреля, мокрый, тающий снег, смешивающийся с дорожной грязью (о, эти вечные российские дороги!), лужи, рыжие от глины и песка, голые деревья, которые еще даже не пробуждаются к весне, низкие облака, возможно моросит дождь, но чуть-чуть пробивается солнечный свет. Как это всем нам знакомо. Достаточно выглянуть в окно – и вот оно, то самое состояние природы.
          Шварц, как это для него характерно, несколько раз обращался к этому сюжету, оставил несколько эскизов и вариантов картины.